Вверх страницы

Вниз страницы

Средиземье: Все эпохи мира

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Средиземье: Все эпохи мира » Чёрная книга Арды » 472 ПЭ. Непростые решения [AU]


472 ПЭ. Непростые решения [AU]

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Время и место действия: окрестности Эхориат, далее Гондолин

Персонажи: Тургон, Маглор

Описание эпизода и необходимые предупреждения:
АУ: Маглору приходится отступать из Нирнаэт через Дортонион и окраину Нан-Дунгортеб. С несколько неожиданными последствиями.

0

2

Узкую туманную долину сменили каменистые предгорья. Как Маглор и надеялся, стоило переправиться через реку, как стало легче даже дышать - не то что идти. И река была - просто рекой, не более, и вода в ней была чистой, и Маглор даже рискнул скомандовать привал... недолгий, увы. Успели набрать воды в опустевшие фляги и сменить повязки самым тяжелым из раненых, а дальше снова пришлось отбиваться и отходить. Орки прошли перевал Анах не быстрее нолдор - но с более безопасной стороны и без погони. Им не пришлось сперва уходить в Нан Дунгортеб, стряхивая с плеч волчьи стаи, а после - выбираться оттуда.
Предгорья, серые камни, редкая жесткая трава. Поневоле порадуешься, что давно уже весь отряд пеший - чем бы ты стал кормить здесь коней?
Эльдар и несколько самых упорных вастаков еще шли, еще несли менее везучих товарищей, но уже спотыкались через шаг - и все понимали, что не позднее следующего привала снова придется драться. А привал придется делать уже вот-вот, не выдерживают уже даже ходячие раненые...
Маглор еще раз осмотрел свое мизерное войско, вздохнул и скомандовал:
- У того карниза с пятном - привал. Двойное охранение, две получасовые смены.
Может быть, за час ситуация не станет непоправимой?

+1

3

Они отступали. Решительно и организованно. Тургон даже мысленно не позволял себе называть это бегством, потому что оно им не было. Они бы остались и сражались до последнего, если бы пришлось. Битва, на которую возлагались такие надежды, была проиграна, причем с совершенно разгромным результатом. Фингон погиб. Союз разрушен. Больше им уже не подняться. Они и должны были тоже остаться там, на поле боя, как и все остальные, если бы не Хурин.
Как ни тяжело было принять их помощь - фактически жертву, Нолофинвион понимал, что он был обязан это сделать. Отказаться и погибнуть было глупо и малодушно. Их война была еще не закончена. И именно эдайн им об этом напомнили. И готовы были заплатить за это самую высокую цену, давая им возможность довести дело до конца. И приняв эту помощь, Тургон принимал на себя и обязательства. И дальше действовал уже строго в рамках своего долга. Эмоции будут потом. Все будет потом. Сейчас он должен вывести в Гондолин максимальное количество выживших, с тем, чтобы город жил, продолжал существовать и самим фактом своего существования не давать Моринготто победить окончательно. Теперь это было главное, этой задаче стоило посвятить все силы. А потому отступали четко, слаженно, организованно, быстро и не оставляя следов. Конечно, это было виртуозное занятие: увести и заставить бесследно исчезнуть совсем немаленькое количество воинов, многих из которых приходилось нести на руках. Отступление было едва ли не сложнее самой битвы, но они пока справлялись. Оставалось уже совсем недалеко. Еще несколько рывков, и ворота Города закроются за ними, и цель будет достигнута.
Чем ближе отступающая армия была к цели, тем ближе к арьергарду перемещался сам король, понимая, что если проблемы и возникнут, то теперь именно тут, а не впереди. Если возникнут какие-то непредвиденные осложнения, он желал оказаться в нужном месте, чтобы принять верное решение вовремя. Идущие впереди уже доберутся до Гондолина неизбежно, а вот если их отход, а значит, и тайну самого Города придется прикрывать силой... Тургон полагал, что войдет в город последним, и теперь только оставалось ждать известия, когда первые отряды уже доберутся до места. И следить, чтобы не оставлять следов после себя. Никаких следов.

+1

4

Погоню стало слышно к середине намеченного привала, едва сменилась стража. Орков выдавало сопение и звяканье оружия, волков - запах. Если, конечно, там есть волки - и если это действительно волки. Маглор выругался, отдал несколько коротких команд. Его отряд уже перестраивался, понимая, что их окружают, и что придется пробиваться - иначе их прижмут к этой же скале и здесь же перережут. В самом лучшем случае - просто перережут.
Что же, вот и они...
И волки с ними действительно есть.
Маглор не пытался одновременно драться и нести кого-то - сейчас ему достаточно непросто было хотя бы драться и быть одновременно везде, направляя, перехватывая, отбиваясь. Если удастся отбиться, для него настанет и время других забот - целитель с ними оставался уже только один, и тот, растратившись, уже едва шел, значит, нужно будет плести чары... только бы пробиться отсюда, только бы дойти до любых союзников...
Орки наседали. Если удастся кому-то пережить этот бой - о, если удастся... После. Все после. Сейчас - пробиться и не дать отгрызть от отряда никого живого...

+1

5

Отход армии прикрывало множество мелких разведывательных отрядов, которые действовали слаженно, четко и одновременно в нескольких местах. В их задачи входило не только следить за тем, чтобы не осталось никаких следов, но и обезопасить отступающее войско, достаточно большое и потому весьма неповоротливое, от внезапных нежелательных встреч. А вынести сейчас сюда могло кого угодно - это было неважно, для Тайного города любые глаза и уши были смертельно опасны.
Звуки сражения они услышали достаточно издалека, чтобы можно было незаметно отойти. Однако командир отряда принял иное решение. Была принципиальная разница, слышали они впереди шум локальной мелкой стычки между также отступающими незначительными силами и с той, и с другой стороны, или же врагам удалось оказаться здесь с более крупными силами. И вот тогда уже стоило срочно предупреждать своих и принимать срочные меры в зависимости от обстоятельств - уходить и затаиться или же бросить все силы на полное уничтожение не только противника, но и всяческих от него следов. Никакого боя тут не было, ибо не с кем было тут воевать. Эти горы были совершенно необитаемы. Так считалось. И так будет считаться дальше.
Когда разведчики приблизились настолько, что смогли разобраться, в чем дело, стало ясно, что стычка локальная. Однако исход ее обещал быть не очень радостным, потому что горстка израненных воинов сражалась отчаянно и яростно, но силы были слишком неравны. Поэтому выбор был следующим: развернуться и уйти, оставив все идти своим чередом и сделать вид, что они никогда ничего не знали об этих эльдар, и об этом сражении, и вообще их тут не было. Но в этом случае, кроме угрызений совести оставался еще и бесхозный вражеский отряд, который совершенно непонятно, куда направится дальше, а значит, представлял угрозу для всех остальных.
Можно было молча дождаться, когда орки и их товарищи закончат свое темное дело и проследить за их дальнейшим перемещением, по-прежнему не попадаясь им на глаза. Но это было уже как-то совсем слишком... От такого варианта воротило даже мысленно. И был третий - ввязаться в бой, помочь этим отчаянным смельчакам, а потом... А потом перебить всех врагов до единого, не давая никому уйти, ибо на кону стояло... ну все и так знали, что стояло на кону. Потому командиру предстояло решить очень непростую задачу: хватит ли у него сил на то, чтобы ввязавшись в бой, однозначно выиграть его? Ошибиться было нельзя. Их героическая смерть не принесет им славы, но погубит Гондолин, если победить им не удастся. Может быть, все-таки второй вариант...
Отступление было тяжелым. Как ни тщательно подбирал Тургон разведчиков, в его распоряжении были только воины, прошедшие жар сражения, потерявшие близких, надежду, веру, смысл жизни. Разведчики тоже были живыми... У одного из них нервы все же не выдержали, ибо не каждый может хладнокровно смотреть, как гибнут твои сородичи. Смотреть, не двигаясь, не в состоянии помочь, сжимая кулаки от боли и ненависти, но останавливать себя приказом и чувством долга. Один из них не выдержал, да он, собственно, и не был из Гондолина и не привык еще. Никто не мог этого знать, но стрела зазвенела, четко попадая в цель, в самый последний момент спасая жизнь одному из сражавшихся. Вопрос был решен, и командир отдал приказ наступать. Наступать и биться до последней капли крови. Вражеской, разумеется. Речь не шла уже о спасении других - начиналась очередная битва за Гондолин.

0

6

Помощь пришла внезапно. Настолько внезапно, что Маглор в горячке боя не сразу сумел осознать, что с орками схлестнулся кто-то еще: ни ослабший за какие-то считанные минуты натиск, ни посыпавшиеся вдруг на тварей стрелы, позволяющие устоять и выжить одному из его бойцов, другому, третьему, и еще, еще... Схватка, бывшая безнадежно проигрываемой, меняла ход, пусть не мгновенно, но уверенно и непреклонно.
Некогда было гадать, кто это и откуда они взялись. Мелькнувшую на мгновение мысль о том, что это западня, и орков истребляют сейчас такие же орки, повинуясь неведомому и неслышимому приказу, Маглор отмел - слишком дикой она ему показалась. Да и стрелы, торчавшие из тварьих трупов, никак не напоминали орочьи или хотя бы человеческие. Эльдар. С той стороны боя были эльдар.
И лучше было не думать и даже не догадываться, что это за эльдар. Потому, что не так уж и много было вариантов. Потому, что бой стихал, последние дюжины тварей падали под эльфийскими клинками, и можно было уже рассмотреть спасителей - и действительно эльфийские лица, и незнакомые, непривычные знаки на доспехах. Эти знаки и слова команд, произносимые с настолько же непривычным выговором, могли означать только одно, и у Маглора противно заныло в груди. Вот уж с кем он не желал лишних встреч, и вот уж кому он не желал быть обязанным... но более того Маглор не желал подводить его и создавать ему трудности, а теперь это было уже неизбежно.

0

7

Бой стихал. Победа на этот раз была вырвана у темных. Окончательно и безоговорочно, потому что никому из тварей уцелеть не удалось. Им предстояло бесследно исчезнуть, с тем чтобы никто никогда не узнал об их бесславной гибели. Однако командир гондолинской разведки особо не спешил радоваться, хотя чувство облегчения, некоторого облегчения он все же испытал, когда понял, что свой долг они выполнили. Точнее, пока еще только часть долга.
Еще в большей степени командир пожалел о том, что сам не пал в этой схватке, когда смог со всей неотвратимой ясностью опознать характерные звезды на щитах и доспехах сражавшихся. Союзнички. Или предатели. А как еще было назвать тех, кто предал их уже не единожды?! Это из-за них война была проиграна, а победа - такая близкая и возможная - навсегда была потеряна для эльдар. Предатели...
Гондолинец видел, что его подчиненные тоже не были слепыми и недоразвитыми и тоже ситуацию поняли верно: все они получили проблему, стократ превосходящую ту, которая была до того, как они ввязались в этот бой. Трудно было сказать, каково было бы их решение, если бы они разглядели это сразу, но теперь обратно все раскрутить было уже невозможно.
Спасители уверенно рассредоточились вокруг, беря спасенных в кольцо, но не предпринимая пока никаких действий. Мрачные, ставшие моментально недружелюбными лица. Командиру отряда потребовалось несколько быстрых взглядов, чтобы найти то, что он искал. И разумеется, лорда Маглора он узнал сразу же. Что ж, это был, пожалуй, лучший вариант из всех возможных. Впрочем, не настолько, чтобы было чему радоваться. Или худший, смотря с чем сравнивать, конечно.
Командир шагнул вперед, его подчиненные остались неподвижны.
- Лорд Маглор, - голос звучал сухо, но говоривший очень старался быть вежливым и по возможности скрывать откровенную неприязнь. - Вынужден просить вас следовать за нами. - Меньше всего сказанное было похоже на просьбу - если не приказ, то как минимум ультиматум. Без права отказаться. - И мы будем вынуждены завязать вам глаза. Всем. У нас приказ. Надеюсь, вы не станете оказывать сопротивление, - добавил он тоном, в котором явственно читалось: от ВАС мы вполне ожидаем даже этого. И скорее даже не сомневаемся в этом - что вам стоит, однажды уже пролившим кровь эльдар?! И мучительная готовность дать отпор отражалась на его лице так же, как и на лицах остальных.

Отредактировано Тургон (2016-07-31 10:03:15)

+2

8

Когда бой закончился, Маглору потребовалось несколько мгновений, чтобы отдышаться, и он упустил первые движения - а когда видимое перестало расплываться и двоиться в глазах, нежданные спасители уже перестроились и взяли в кольцо его отряд. Изрядно прореженный, к слову, отряд. Что же, вполне объяснимо... Маглор невольно усмехнулся и жестом призвал своих воинов к спокойствию: вовремя, ибо удивленные возгласы звучали уже слишком громко.
- Тише, nildi. Не будите здешнее эхо, - он взял самый спокойный тон, какой мог. - Все прояснится. Займитесь ранеными, кто в силах. Тьяльдо, Фаэнэль, Борхальт, проследите, чтоб всем досталось воды.
Вот так. Тем, кто занят делом, по крайней мере некогда бояться, и некогда делать неосторожные глупости. А квэнди Тургона неоткуда питать добрые чувства к феанорингам, и незачем сейчас вводить их в лишнее искушение.
Рядом назвали его имя, и Маглор повернулся на голос. Несколькими мгновениями позже лицо феанариона исказилось, но гнев быстро сменился пониманием. Маглор заставил себя сдержаться и говорить спокойно: не в последнюю очередь ради спокойствия тех, кто последует его примеру. Хотя, конечно, этот эльда во многом был прав.
- Ты вправе не просить, но требовать. Мы подчинимся, - кивнул он говорившему - вероятно, командиру отряда. - Но я прошу немного времени. Нужно закончить перевязки, ты видишь - целых со мной нет, и больше десятка тех, кто не сможет идти. Если уж нам предстоит нести их вслепую, оставь им возможность это пережить. Иначе проще было сначала позволить тварям добить нас.
Нолдо горько усмехнулся, ловя тревожные взгляды своих воинов.
- А еще со мной люди, - добавил он, - и им нужно по меньшей мере перевести твои слова. Они не знают квэнья, и к синдарину привыкли в нашем произношении.

+2

9

Командир разведки никогда в жизни, наверное, не испытывал такого напряжения. Казалось, воздух вокруг зазвенит, если к нему прикоснуться. Одно неверное слово, один пропущенный жест, взгляд, интонация, даже вздох не вовремя, и все понесется, закрутится, еще стремительнее, чем та злополучная стрела, начавшая этот бой. Только теперь все будет хуже, гораздо хуже. И нолдо был готов отодвинуть все свои эмоции в сторону, даже вообще от них отказаться, но только удержать контроль над ситуацией, буквально висящей на волоске.
К его огромному удивлению лорд Маглор тоже не только сдержал себя и своих подчиненных, не только признал справедливость требований, не только заявил о готовности не оказывать сопротивление, но и на самом деле, по всей видимости, этого хотел. Он, конечно, мог еще и передумать в любой момент, так что расслабляться было рано. Однако в душе шевельнулась даже благодарность к нему за то, что возможно общими усилиями в итоге им не придется выполнять ЭТОТ долг перед Гондолином, их не заставят обагрить руки кровью родичей, пусть даже таких. Только бы не пришлось...
- Мы поможем вам с перевязками, - тон заметно смягчился, хотя напряжение все еще чувствовалось остро. - С нами целитель. - Тот только ждал разрешения. На самом деле разведчики были готовы оказать помощь раненым сразу же, несмотря ни на что, однако сложно было бы сначала помочь, а потом... Поэтому логичнее оказалось сначала озвучить условия и узнать ответ. - Мы поделимся запасами воды и поможем нести тех, кто идти не сможет. С вашей стороны я просил бы только, - разведчик все же проявил уважение, продолжая оставаться предельно вежливым, - объясниться с вашими эдайн и беспрекословно - он выделил это слово -  выполнять наши указания во время пути. - Нолдо пристально посмотрел на собеседника, надеясь, что то, что было не сказано, понятно и так. Угрожать не хотелось - ситуация была слишком неустойчивой, но нужно было дать понять, что все более чем серьезно. - Пока это так, вам ничто не угрожает. Вы можете нам доверять. - Он все же не удержался от легкой усмешки, с горьким привкусом. Но тут же постарался ее скрыть, добавив:
- Надеюсь, что вы меня понимаете.

0

10

Маглор наконец перевел дыхание - негромко, но очень заметно.
- Я понимаю. Да. Я готов ответить за всех моих.
Не лучшее, может быть, решение из тех, какие можно сейчас принять. Не самое простое и, возможно, даже не самое разумное, если учесть последствия. Наверное, они - те, кто сейчас идет с ним и за ним - потом будут ненавидеть его за это решение. Не все, но и такие, скорее всего, отыщутся. Впрочем, для этого им по меньшей мере понадобится быть живыми... и это он может и должен для них сделать. Остальное - потом.
Обернуться к своим. Подойти ближе. Проверить повязки у тех, кому их уже сменили. Ободрить кого-то словом, кого-то хотя бы касанием. А дальше - самое сложное: сказать. Негромко, но так, чтобы не осталось возможности спорить - ни даже порыва это сделать.
- Эти эльдар сберегли наши жизни, но ради этого им пришлось раскрыть себя. Мы им должны, nildi. По меньшей мере мы должны сохранить их тайну. Сейчас это значит - идти с ними, не видеть дороги, не звучать лишним эхом. Я не хочу проверять, придумает ли Враг, как заставить любого из нас говорить об этой встрече. Нельзя, чтобы у него появился самый малый шанс на это. И я не хочу, чтобы им пришлось нас убивать, особенно теперь. Нам придется исчезнуть, nildi, может быть, надолго. Если это место найдут - пусть думают, что здесь просто никто не выжил.
Просьба, требование, приказ. Все сразу.
И еще раз - почти то же самое - но на языке вастаков. Среди людей, оставшихся в его отряде, именно вастаков больше прочих. И не все они хорошо понимают синдарин. И им точно будет труднее, чем всем остальным.
Слушали. Недоумевали. Злились. Но все-таки слушали и слушались. Что же, пока этого достаточно.
Маглор встряхнул правую кисть, разминая, вытер лоб и удивленно уставился на красный след на тыльной стороне ладони. Голова болела еще с той стычки, в которой он потерял шлем, но... хотя бы сколько дней с нее прошло?.. Вспомнить не получалось. Неважно. Важно - то, что к его раненым наконец идет целитель, что есть кому и из чего сделать недостающие носилки, что им не нужно растягивать последние глотки воды невесть на сколько...
Фэанарион посмотрел на командира воинов Тургона и бледно улыбнулся.
- Благодарю за помощь, и прости за тяжелый выбор. Мы не ждали встретить вас.

+1

11

"Мы еще меньше ждали этой встречи!" - хотелось ответить командиру разведки, но он помолчал. Сейчас они не имели права давать волю чувствам, хамить и ссориться. Они продолжали исполнять свой долг. И это было частью этого долга. Отыграться... отыгрываться, может быть, и не придется, но не это было, в сущности, главное. Месть никого не вернет и ничего не изменит. А мелочное покусывание того, кто не может ответить... Низко и недостойно!
Времени было в обрез, потому не стоило тратить ни мгновения. Разведчики действовали быстро и слаженно, не расслабляясь. Да уж, ТАК они еще никогда и никому не помогали! Напряженные взгляды, предельная собранность, постоянное ожидание удара... Помощь предлагалась осторожно, словно могла бы и должна была быть отвергнута. Ощущая некоторую фантасмагоричность происходящего, гондолинцы тем не менее сделали все, что могли. Недостающие носилки, собранные фантастическим образом из невесть откуда появившегося материала. Вода, щедро распределяемая на всех. Походные запасы пищи - туда же. Целитель, очень скоро забывший, что спасенных нужно было ненавидеть. Он - не мог, он уже делился всем, тратя силы и понимая, что пострадавших слишком много, а его слишком мало, однако он не может отказать, не помочь вон тому, а этот вообще не дотянет, если... А еще нужно было замести следы, все убрать, для того, чтобы убраться самим. Долгий и нелегкий путь. И это еще при условии, что больше они ни на кого не нарвутся.
А еще - горные тропы сложны и извилисты и без других осложнений. А с такой кучей раненых... А еще нужно было всем завязать глаза, как и обещали, а это значило, что их придется вести и оберегать...
Командир разведки окинул место действия оценивающим взглядом и снова подошел к Феанариону.
- Лорд Маглор, мы разделимся на группы. Идти придется строго друг за другом, не сворачивая с тропы ни под каким предлогом. Впереди идущий возьмет веревку, которая станет указателем остальным. Путь будет трудным, но мы вас доведем. Вы готовы? И... - эльда поколебался, но все же спросил. - Вам самому помощь нужна?

0

12

Маглор прислушался к себе, оценивая - насколько устал, не открылись ли раны... вроде бы нет. Снова утер лоб, вытер руку о котту, и ответил:
- Ничего действительно срочного. Мои повязки лучше сменить, когда остановимся на ночевку - для этого нужно вытряхнуть меня из доспеха.
...и ведь не скажешь заранее, получится ли сразу облачиться в железо снова, или придется ждать и отдыхать действительно всерьез. Не стоило бы расклеиваться на первом же привале, но даже так будет лучше, чем учинить подобное сейчас. Что же, придется быть очень, очень осторожным и до ночевки дотянуть, не упав и даже не зашатавшись.
- Я обещаю не падать до привала.
Усмешка вышла кривой и усталой. Маглор еще раз проверил все пряжки и узлы, оглядел свой измученный отряд и снова повернулся к командиру эльдар Турукано.
- Мы готовы. Завязывай. Ты ведь позволишь снять повязки, если придется драться?..
Маглор не слишком хорошо умел сражаться вслепую - ему почти не приходилось этого делать, но переставлять ноги, повинуясь направляющей веревке и тихим подсказкам, было не так уж сложно. Неспокойно, но несложно.
Странные выпали время и способ заново учиться доверять...

+1

13

Командир разведки окинул собеседника внимательным оценивающим взглядом, в котором уже было больше усталости, чем неприязни. И последние слова Феаноринга только подтвердили собственные мысли эльда: помощь лорду Маглору, вне всякого сомнения, требовалась. Но сейчас он ее не примет, и вовсе не из гордыни. Это было понятно. Это можно было понять.
Гондолинец кивнул, соглашаясь и давая понять, что все понял именно так, как следовало. И неожиданно для себя почувствовал, как в глубине души шевельнулось уважение и искреннее пожелание лорду исполнить свое обещание. И вовсе не потому, что обратная ситуация добавила бы ему самому проблем. Не поэтому.

- Разумеется, - отозвался он на вопрос. - Но я думаю, что не придется. Я надеюсь на это.
Дальнейшие сборы были короткими и сухими. Ситуация была необходимой, но отчего-то крайне неприятной и неловкой. Разведчики раздавали наскоро сооруженные повязки из чего только было возможно, все еще ожидая отказа или сопротивления, но уже в гораздо меньшей степени. То, что шевельнулось в душе у командира, возможно, было не у него одного. Только в этот момент стало понятно, ЧТО именно происходило здесь и сейчас. Заклятые враги. Ну пусть не так грубо, но их разделяла неприязнь, предательство, недоверие. И вот теперь одни должны были взять, а вторые - доверить, безоговорочно доверить свои жизни. Легко? Просто? И можно ли это сделать, основываясь только на невысказанной угрозе для одних и чувстве долга и неприязни для других? Или беря в руки чью-то безопасность уже нельзя было оставаться безучастным и питать только ненависть? А доверяя, пусть даже под принуждением, не легко ли в какой-то момент позабыть об этом и начать доверять по-настоящему?
В путь пустились очень медленно, хотя и нужно было торопиться. Через некоторое время проводники устали едва ли не больше тех, кого они провожали. Однако следовало как минимум найти подходящее место для того, чтобы всех разместить на ночлег если не с комфортом, то хотя бы в относительной безопасности и не бояться быть замеченными кем-то еще. Ну и доложить, что возвращаются они не одни, а с подарочками. Это если еще повезет добраться благополучно, не свернув шею и не попав в еще какую-то передрягу. Хотя казалось, что куда уже больше-то?!

0

14

Дорога до привала показалась Маглору почти бесконечной. Тяжелой она не была, особенно по сравнению с необходимостью прорубать едва ли не каждый шаг. Беспокойной не была тоже. Никому не сделалось всерьез хуже за время перехода. Даже эльдар Тургона только направляли, не говоря ни слова столь нежелательным спутникам, не упрекая и не досадуя... И все равно это было долго.
Впрочем, по крайней мере никто им не встретился и не настиг их: ни орки, ни твари покрупнее и поопаснее.
Наконец объявили привал - негромко, отчасти даже, наверное, жестами. Маглор не знал, кто с ним рядом сейчас - незнакомые голоса, искаженные усталостью, путались между собой даже для его слуха. Но вряд ли в пути настолько тайном выбрали бы для ночлега открытое место, а значит, тот, кто ему нужен, рядом. Маглор чуть улыбнулся и осведомился - тихо, не поднимая голоса, но так, чтобы его точно услышал хоть кто-нибудь из воинов Турукано:
- Дозволено ли на время привала снять повязки? И если нет - могу ли я просить собрать моих спутников вместе? Я хочу говорить с ними, но не хочу шуметь.
Аккуратнее. Выверяя голос до призвука. Выверяя каждое слово и каждый вдох. И те, кто следует за тобой, и те, кто стережет вас, слушают сейчас очень внимательно. Слишком внимательно...

+1

15

Выполнить взятое на себя оказалось сложнее, чем обязательства взять. Впрочем, с того самого момента, как разведчики Тургона случайно столкнулись с кровопролитным сражением и не смогли пройти мимо, с тех пор все, что происходило, легким не было. Оно настолько не вписывалось в привычные рамки. Хотя о каких привычных рамках могла говорить отступающая армия. Это было просто еще одним событием, в череде перевернувших мир, а вот насколько окончательно и бесповоротно он перевернулся, покажет только время.

Путь был трудным. И поэтому когда объявили привал, с облегчением, наверное, вздохнули все. Хотелось просто опуститься на землю там же, где и стояли. Но это могли себе позволить провожаемые, но не провожатые. И осложняло ситуацию то, что их было в разы меньше тех, кого они спасли, а потому у них не было возможности ни на отдых, ни на то, чтобы позаботиться о себе. Впрочем, командир надеялся, что его просьбу услышали, и подмога все же придет. В одиночку он опасался, что не доведет такой многочисленный отряд до места. Счастье, что до сих пор все было благополучно. Спасенные были поголовно ранены и измотаны, но их было в разы больше, чем спасителей. И если все же дойдет до откровенной схватки, командир уже не был так уверен, как в начале, что победа окажется на их сторое. А значит...

Впрочем, времени заниматься своими душевными переливами не было. Как не было в них и никакого смысла. Ибо на данном этапе не в его силах было что-либо изменить. А значит, следовало просто делать то, что должно. А там... Там будет видно.
Место для привала и ночлега выбрали такое, чтобы расположившихся на отдых не было видно издалека. Впрочем, огонь разводить они при любом раскладе не планировали. А вода была неподалеку - ее заметили по пути. Вопрос лорда Маглора прозвучал негромко, но командир разведчиков его ожидал, потому находился неподалеку, как только дал приказ остановиться.
- Да, - также негромко отозвался он, шагнув ближе, чтобы его было лучше слышно. - Вы можете снять повязки на время привала при условии, что никто не будет пытаться покинуть расположение лагеря ни под каким предлогом. Это категорическое требование. Часовых на ночь, воду и помощь раненым мы обеспечим. Оставшиеся запасы провизии придется разделить на тех, кому это больше всего необходимо. Остальным предстоит обойтись пока так. Я выставлю охранение по периметру. И просил бы настоятельно разъяснить всем, что его нельзя пересекать.
Говорил он все так же уверенно, требовательно, но вежливо, усталым голосом. Но ответа ожидал с замиранием сердца: ведь если ему самому за время пути пришла в голову вся опасность их численного неравенства, то не могли же те же самые мысли не прийти в голову и противной стороне. А если пришли, то каковы будут их действия? Намерены ли они выполнять не очень приятные им требования и дальше или же решат изменить ситуацию в свою пользу? Стоит ли сказать им, что подкрепление ожидается, чтобы они не успели наделать глупостей? Или же наоборот упоминание об этом только подтолкнет их к сопротивлению, т.к. было же ясно, что если пытаться отбиться и уйти, то именно теперь, пока не стало слишком поздно?

0

16

Маглор медленно стянул повязку с глаз, посидел, так же медленно приоткрывая и закрывая их, позволяя им заново привыкнуть к свету. Слабый, но несомненный и неоспоримый. Звезды... еще утром он всерьез считал свои шансы увидеть их сегодня.
Напряжение многодневного боя только теперь начинало отпускать его, и Маглор почувствовал, как руки начинают мелко дрожать. Хорошо, что он сидит... нет, нельзя. Не сейчас. Позже. Феанарион кое-как встал, потянулся, разминаясь, и все так же медленно и осторожно пошел по лагерю - от одного своего воина к другому. Здесь улыбнулся. Там кивнул, уронил несколько ободряющих слов. Придержал торопливую по неопытности руку молодого вастака, другому на миг прикрыл ладонью веки, поясняя причину на родном языке человека. Маглора начинало потряхивать, и не от усталости или минувшего напряжения - теперь, похоже, до него добирались раны и потеря крови. Значит, нужно решить некоторые вопросы быстрее - чтобы, даже если он все-таки свалится, никто не натворил ничего непоправимого.
Маглор вернулся туда, где сидел изначально, сполз по стене и жестами подозвал поближе всех, кто мог ходить и не дежурил при самых тяжелых раненых. Подошли и несколько воинов Турукано, и Маглор кивнул им, как остальным, не выделяя ничем - их, в конце концов, тоже касалось то, что Феанарион собирался сказать. Кроме одного вопроса.
- Я говорю со своими на синдарине и на языке вастаков. Нужно ли повторить для вас на квэнья?
Дождавшись ответа, Маглор быстро и сухо напомнил о том обещании, которое они дали в начале пути, и о том, что, даже если отряд не встретят по дороге, их долг и обязанность - хотя бы не мешать своим спасителям. Если возникают сложности и трения - ждать до ближайшего привала, на привале сказать ему, он разберется. Если что-то нужно позарез, не дожидаясь привала - все же просить, сейчас лишняя гордость может оказаться и правда лишней. Ничего особенного, ничего внезапного, но сейчас, когда на какое-то время не нужно спешить, любого разума могут коснуться сомнения, и это будет очень невовремя...
- А если свалюсь я - прежде, чем мы дойдем и разместимся - во всем, что касается дороги, следует слушать его, - Маглор кивнул в сторону командира тургонских. - А над вами старшим... вот ты будешь.
Тот, на кого указал феанарион, кивнул и нахмурился, что-то прикидывая.
- Отдыхайте. Ты останься: поможешь сменить повязки.

+1

17

Когда лорд Маглор вполне откровенно начал собирать своих вокруг себя, командир разведчиков Гондолина несколько напрягся, но постарался не показывать виду. Причины могли быть разными, а сделать он все равно ничего сейчас не мог. Разве что отправить нескольких подчиненных проследить за происходящим. Всего нескольких - каждые руки были на счету.
Лорд Маглор подошедших заметил, однако не возражал против их присутствия, предложив переводить свои слова на квенья. Однако гондотлим согласились с тем, что они вполне обойдутся и синдарином. Вначале слушали напряженно, но потом стало понятно, что феаноринг всего лишь пытается им помочь и успокоить своих спутников, воздержать от нежелательных поступков. Вопреки предубеждению, которое владело всеми изначально, теперь вдруг и поведение лорда Маглора, и его слова, и желание из последних сил побеспокоиться обо всех, вызывали невольное уважение. И посланные предотвращать возможные проблемы воины незаметно отошли, чтобы не мешать, когда стало понятно, что их присутствие тут не требуется.
Командир разведчиков как раз оказался рядом, когда Маглор велел своим подчиняться в случае чего именно ему. Это окончательно перевесило чашу весов, и эльда осторожно подошел, когда все уже расходились, а с лордом остался тот, кому было велено остаться.
- Я пришлю вам целителя? - предложил он. Целитель правда был занят больше, чем мог бы осилить, но все же тут был особый случай. - Или, если хотите, я могу помочь. Я попросил о помощи, нас должны встретить скоро. Надеюсь. - Решил все же признаться командир. - Мы не сможем оставаться тут долго. Ровно столько, сколько будет минимально необходимо, чтобы двигаться дальше. И... спасибо за помощь!

0

18

Маглор с помощью одного из своих воинов успел стянуть доспех и даже рубашку, и медленно, шипя и морщась, разматывал повязки. На предложение гондолинца он лишь неловко дернул плечом, не переставая убирать полотно с ран:
- Не стоит благодарности. А твой целитель и так скоро будет напоминать собственную тень, как мой. Там же добрая дюжина тех, кто без него не выживет, а самое большее, чем рискую я - тоже оказаться на носилках. Если не повезет.
Маглор постарался улыбнуться как можно увереннее. Повязка под пальцами промокла, эта кровь была свежей, значит, скорее всего, он действительно скоро упадет. Как же невовремя! Нолдо, помогавший лорду, снял последние витки ткани и поспешно прижал рассеченный бок пальцами, сводя края: освобожденная кровь не сочилась по капле, а уже явственно текла. Маглор скривился, не обращая больше внимания на гондолинца, сосредоточился на том, чтобы заставить кровь уняться - пока еще собственное тело может подчиниться его воле. В глазах потемнело. Кровь остановилась, и Маглор даже успел кивнуть помощнику - мол, перевязывай заново, но сил не хватило больше ни на что, даже на прочие раны. Феанарион пошатнулся, теряя сознание, и сполз на руки помощника.

+1

19

Встретили их скоро, уже после следующего перехода, когда с ног валились уже не только спасенные, но и немногочисленные спасители тоже. Теперь можно было выдохнуть, потому что пришедшие принесли воду, провиант, еще носилок. Но главное, они могли сменить тех, кто выбился из сил, и значительно увеличили численность спасителей, а значит, и их уверенность в себе и в ситуации.
А еще через некоторое время разношерстный отряд влился в арьергард отступающей армии. Тургон ждал их появления. И надо сказать, что он был рад тому, что пришлось ждать. Когда ему только доложили...
Да, за это время он многое передумал и пережил. От безумного отчаяния, потому что верить в произошедшее не хотелось, до угрызений совести, которая вещала, что нельзя так, все ж не орки.
Ну вот за что?! Почему после всего на него должно было свалиться еще и это?!
И он не винил своих разведчиков, потому что в глубине души понимал, что и сам, наверное, не смог бы пройти мимо. А если бы прошли, то все вот эти оборванные, уставшие, полуживые эльдар и эдайн были бы уже мертвы. Желал ли он им смерти?
Конечно, нет! Однако живыми они теперь создавали столько проблем, что думать об этом совершенно не хотелось. Но хуже всего было то, что и видеть их, а особенно Маглора, ему тоже не хотелось. Ни видеть, ни говорить. Никогда. Никогда больше...
И все же король отдал приказ, чтобы носилки с раненым кузеном оставались с последней партией, с которой двигался и он сам. За ними шли уже только те, кому предназначалось прикрывать отход в случае чего. Остальные уже были впереди и отряд за отрядом входили в город. Тургон знал, что все шло в порядке и проблем пока не возникало. Существенных, по крайней мере.
При Маглоре неизменно двигался целитель, один из последних оставшихся. Остальные тоже уже ушли. Почему он не отправил кузена вперед, Тургон и сам не знал. Просто держал при себе, но старался при том не приближаться. Понимал, что встреча неизбежна, но всячески старался отодвинуть этот миг куда-нибудь в далекое будущее.

0


Вы здесь » Средиземье: Все эпохи мира » Чёрная книга Арды » 472 ПЭ. Непростые решения [AU]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC