Вверх страницы

Вниз страницы

Средиземье: Все эпохи мира

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Средиземье: Все эпохи мира » Чёрная книга Арды » 5. Пробуждение [AU]


5. Пробуждение [AU]

Сообщений 61 страница 90 из 131

1

Время и место действия: лагерь нолдор на северном берегу озера Митрим, 5 год ПЭ

Персонажи: Финрод, Маглор, возможны и другие

Описание эпизода и необходимые предупреждения:
АУ: В посольство за Сильмариллом отправился Маглор, а не Маэдрос, был захвачен в плен и впоследствии спасен Финродом, но не узнан им.
Первое пробуждение после спасения, первые разговоры.
События происходят спустя полторы или две недели после завершения квеста 5. Во имя мира [AU]. Все предупреждения и изменения, верные для него, верны и здесь.

Отредактировано Маглор (2016-04-22 15:07:42)

0

61

- Да, - ответ получился очень серьезным. - Если буду спать... разбудите!
Нехорошо получится, если он проспит приезд старшего. Обидно. И... страшно. Почему в этой возможности гнездился страх, чего здесь можно было опасаться - Макалаурэ не понимал, ему просто становилось страшно при мысли о том, что брат приедет - и они все равно не встретятся.
Не станет же Финдарато ему лгать просто ради того, чтоб успокоить...
Но долго страшиться, по счастью, было некогда. Нужно было разобраться в услышанном, в этой новой знакомой музыке. Снова собрать слова - для того, что удалось услышать.
- Тот же ключ... не убить, но сломать, - слова не слушались, получались неточными, ускользали. - Если сопротивляешься... растрачиваешь силы. Если нет... просто сдаешься... и умрешь. Изматывает. Хорошо бы... границу гор... заплести, чтобы всегда... ветер. Не умею... буду еще думать. Это не все...
По сегодняшней мерке это была длинная речь, и, договорив, Макалаурэ понял, что устал. Он снова улыбнулся родичу, чуть поудобнее повернул голову и почти мгновенно уснул.

0

62

- Обязательно, - пообещал Финрод.
Хотя проще будет подождать, когда кузен проснётся.
- Раз ты хочешь его видеть, то вы непременно увидитесь.
Он внимательно выслушал слова кузена, кивнув медленно.
- Очень на то похоже - хитроумно и безжалостно. Но выход мы отыщем, из любого тумана, - Финрод улыбнулся кузену и осторожно укрыл его одеялом - Макалаурэ засыпал.

На следующий день он с утра отдал дозорным у ворот лагеря распоряжение провести Нельяфинвэ Майтимо к нему в дом и сообщить, когда тот прибудет. Так что прибывшего эльфа встретили хоть и не теплее, чем в прошлый раз, но проводили к дому лорда Финдарато без всяких вопросов.
Внутри, где пришлось ждать всего несколько минут, убранство было простым, но с отголосками старой, аманской роскоши: на деревянных стенах старый, валинорский ещё щит, украшенный золотом и драгоценными камнями, но лёгкий и пригодный для битвы, пара изящных светильников и несколько засушенных с лета цветочных венков.
Простая мебель - но изящная арфа в углу и рядом с ней аманский же клинок в ножнах.
И большие окна, пропускающие много света, но накрепко закрытые - в комнате было очень тепло.
Хозяин появился вскоре, всего через несколько минут.
- Здравствуй, Майтимо. Прости, что заставил ждать, - Финрод улыбнулся гостю и приветливо кивнул. Нет, он был готов держаться, как с родичем... но не как с королём. Или даже сыном короля.
- Макалаурэ, как ты понял из моего письма, хотел видеть тебя. Идём, я провожу тебя в палаты исцеления.
Он повёл кузена через лагерь, не скрываясь и не спеша, держался спокойно и дружелюбно.
- Я только должен предупредить тебя, что его память... не вполне цела. Что-то он помнит верно, а что-то нет, и не всегда уверен, помнит ли истину или морок. Со временем и это исцелится, и, я надеюсь, твой приход во многом ему поможет.

0

63

Уже второй раз Майтимо гнал коня через лес, торопясь и досадуя, что нельзя ехать быстрей. Финдарато, как и обещал, написал ему о том, что брат хочет его увидеть... и теперь, как и в прошлый раз, сердце отчаянно колотилось от волнения.
Его встретили, как и тогда, на полпути, вежливо, но холодно сказали, что проводят в дом лорда Финдарато. Феанарион сдержанно кивнул в ответ, отлично понимая, что к беседе никто - включая его самого, - не расположен.
Дом у кузена был скромным, но вполне уютным. Видно было, что хозяин думает не только об удобстве, но и о красоте убранства, хотя никаких особенных вещей тут не было. Но не было и случайных, лишних, ненужных ни для дела, ни для души. А еще тут было тепло. Очень. Большие окна закрыты наглухо, Майтимо, будь он у себя, сразу бы распахнул их, впуская свежий воздух. Но в чужом доме, разумеется, свои порядки наводить не следует, а кроме того.... кроме того старший сын Феанаро догадывался о причине такой тяги к теплу, и эта догадка вызывала острое чувство вины, как и все, что напоминало о Хелькараксэ.
- Здравствуй.
Майтимо обернулся на голос и тоже улыбнулся.
- Спасибо тебе, что дал знать... я очень ждал вестей.
Ждал. Каждое мгновение, порой не в силах думать ни о чем другом... Мысли о брате - полные тревоги и надежды - вытесняли все остальное.
Они вышли из дома и направились к лазарету. Майтимо шел рядом с кузеном, стараясь не обращать внимания на взгляды... тоже как в прошлый раз. Ничего не изменилось, разумеется. Видеть его не был рад никто, но никто и не позволял себе выразить недовольство вслух. Скорее всего, - да нет, даже точно, - из уважения к арафинвиону.
- Я учту это, Финдарато... - Майтимо кивнул, а в душе шевельнулся гнев на того, кто сделал все это с братом. - Что именно он не помнит? Надо ли мне что-то знать заранее, чтобы случайно не сделат ему больно?

0

64

И всё же Финрод надеялся, что понемногу, постепенно, враждебность ослабеет. Хотелось верить, что ему не кажется, что его слова и разговоры имеют какой-то результат, что на Майтимо уже смотрят спокойнее... хотя бы немного... хотя бы кто-то.
До лазарета дошли быстро и без неприятных встреч, и Финрод снова сначала повёл кузена умыться и ополоснуть руки с дороги.
- Знаю, что ждал - и я написал, как только появились вести, - он улыбнулся ободряюще, но посерьёзнел быстро. - Не знаю, что... Никогда не могу угадать. Но мыслит он ясно, так что могу дать только один совет: не заговаривай о чём-то совсем тяжёлом, но если спросит - ответь, уйти от ответа он тебе вряд ли позволит, почувствует. Я думаю, что чем раньше Макалаурэ вспомнит всё, пусть даже горькое, страшное и жестокое - тем будет лучше, хотя я не стал бы форсировать события и напоминать о худшем.
Пожалуй, скорее воспоминания о худших странцах жизни придётся скорее очищать от мороков, чем восстанавливать - едва ли Моринготто дал бы забыть о предательстве, убийстве, Клятве...
Финрод наконец улыбнулся.
- Главное - будь просто братом, пришедшим к брату. Это самое важное.
Он провёл Майтимо по уже знакомому коридору к той же комнате и толкнул дверь, заходя первым. Будить спящего не стал бы, но пробуждения они бы дождались.

0

65

Макалаурэ проснулся мгновенно, как от толчка или резкого звука. Сон его был смутным, нечетким, пах серой и дымом, и в этом дыму звучали отголоски шагов - но ничего более он не мог вспомнить. Он замер, не открывая глаз, вслушиваясь - и шаги прозвучали снова: ближе, близко, совсем рядом. Знакомые шаги. Знакомая мелодия. Тепло, горячо внезапно почти не больно. Родное. Не Финдарато.
Уже?!
Макалаурэ повернул голову и только после этого открыл глаза - чтобы сразу увидеть, правдива ли его догадка. На пороге комнаты действительно стоял Майтимо. Живой. Целый. Всего на шаг позади Финдарато.
Макалаурэ медленно улыбнулся. С одним этим появлением брата перед глазами мир стремительно становился на место, как будто в него незаметно вернули нечто очень важное. Впрочем, так и было - действительно вернули, и действительно важное.
- Toronya. Ты... в порядке?
Наверное, это смотрелось нелепо, сейчас руки не поднять, куда там - беспокоиться о другом, заведомо более целом и здоровом. Но иначе не получалось. Почти неважно было, что ответит Майтимо - важно услышать голос, ощутить прикосновение.

0

66

Майтимо медленно кивнул.
- Да, конечно, я понимаю. Я не стану напоминать ни о чем, если он сам не спросит.
Он даже вообразить не мог, каково пришлось брату, и, конечно, даже и без этого предупреждения не стал бы его тревожить вопросами.
- Почувствует... - Майтимо чуть улыбнулся, - Кано... всегда чувствовал больше других. Я ничего не стану от него скрывать. Все равно бы не вышло, да и не хочу я.
Макалаурэ всегда ухитрялся видеть глубже, чем остальные. Никто из его братьев так не умел... да что там, он вообще не знал никого, кто умел бы так. И соврать ему казалось просто невозможным, даже не соврать, утаить что-то важное.
- Я и... пришел как брат.
А как еще?
Майтимо казалось, что они очень долго шли по коридору, хотя он и знал, что это не так. Он с трудом сдерживал волнение, когда вошел в комнату вслед за кузеном, и только усилием воли сохранил спокойный - хотя бы относительно - вид.
Он замер на пороге, поймав взгляд брата. И улыбку...от которой сразу защипало в глазах. Майтимо сделал несколько шагов вперед.
- Да. Все... хорошо.
Голос казался каким-то чужим, хриплым.
Майтимо подошел к кровати и сел на край, осторожно, боясь потревожить или сделать больно неосторожным движением.
- Как ты?
Он чуть прикусил губу... на самом деле больше всего хотелось обнять брата и попросить у него прощения. За все, что с ним случилось... Он, старший, должен был не допустить, уберечь... и никакие оправдания вроде "не мог" тут не работали.

0

67

- Прекрасно, - Финрод ободряюще кивнул кузену. Майтимо всё верно понял, и это было главное.
Уловив недоумение в голосе, он пояснил:
- Меньше думай о том, что ты у постели раненного. Помни, но не акцентируй внимание... мне кажется, это самое верное.
Это был просто совет, а дальше - братья разберутся сами. Вдвоём.
Заметив, что Макалаурэ не спит, Финрод тепло улыбнулся ему и отступил в сторону, пропуская в комнату гостя. На столике у постели стоял кубок с укрепляющим настоем - Майтимо сообразит, чем напоить брата, потому что во время разговора это наверняка потребуется.
Всё было в порядке, и Финрод негромко проговорил:
- Я не стану мешать вам, но буду в соседней комнате, - если вдруг что-то случится или потребуется его помощь.
И вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь.

0

68

Макалаурэ проследил взглядом каждое движение брата - жадно, внимательно, почти ревниво. Впитывал каждый шаг и жест, как иссохшая земля впитывала бы воду. Вот он подходит, смотрит, садится рядом. Рука - на расстоянии тепла от руки, забранной в лубки и повязки: вроде бы невозможно ощутить это тепло кожей - но оно ощущается. Макалаурэ на миг примкнул ресницы, позволяя радости растечься внутри, снова открыл глаза и улыбнулся шире:
- Я жив. Вот... дышать учусь. Пить уже... хорошо умею.
Ох... Как же все-таки брат умеет владеть собой... и как старается его беречь! Макалаурэ стало неловко - то, насколько огромными достижениями были для него сейчас такие простые вещи, похоже, приводило старшего в ужас. Впрочем, он все еще не был уверен, что звучание чувств другого, оглушительное для обожженной Диссонансом фэа, читается разумом достаточно правильно. Он мог ошибаться. Он, кажется, очень хотел ошибиться сейчас.

0

69

Майтимо кивнул еще раз.
- Спасибо тебе...
То, что сделал кузен, то, что он продолжает делать, было больше, чем любая благодарность. И слова... они вряд ли могли выразить все, что он чувствовал, сколько раз их ни повторяй.
Майтимо все же не удержался и коснулся забинтованной руки брата. Так... было как-то надежней. Спокойней. Так не казалось, что он вот-вот исчезнет... глупо? Да, наверное, и как-то по-детски. А иначе не выходило, потому что случилось чудо, а взрослые эльдар в чудеса верят уже не очень крепко. И потому на дне души все равно прятался страх... хотя радости все же было куда больше. И от новой улыбки Кано словно что-то вспыхнуло, ярко и счастливо, хотя в глазах по-прежнему щипало.
- Пить уже умеешь, а дышать только учишься?- тихо спросил Майтимо, глядя в лицо брата.
Такое родное... только худое очень. И глаза.. кажутся огромными, неестественно огромными.
Ты не винишь меня ни в чем, я знаю.. Только я никогда не прощу себя за то, что случилось.
Нет. Сейчас нужно не об этом думать. Почувствует же... будет переживать, а нельзя, не надо.
Майтимо бережно, осторожно провел кончиками пальцев по лубку на руке менестреля. Слова застревали в горле.
- Я.... скучал по тебе, toronya...
И снова - слова, которые ничего не могут толком выразить...

0

70

Прикосновение обожгло - не столько болью потревоженных ран, сколько воспоминанием о том, как и когда они были нанесены. Несвоевременная память... хотя... почему же несвоевременная, ведь можно прямо сейчас кое-что исправить, хотя бы попытаться! Болезненная гримаса сменилась новой улыбкой.
- Не убирай руку, - негромко попросил он брата, когда тот отнял пальцы от повязки. - Нужно привыкать. Заново. С тобой проще.
Проще, чем со многими другими, почти с кем угодно, кроме братьев и Финдарато. Даже проще, чем с целителями. Они помогали, они делали очень много для него, но было видно и звучало неодолимо все, что испытывали здешние к нежданному гостю и его родне, помимо сострадания.
- Дышать сложнее, - с сожалением признался Макалаурэ. - Не знаю, почему. Сложнее.
Он, конечно, мог предполагать - по меньшей мере, не могло не сказаться все то, что заставляло его кашлять кровью - напряжение, ободранные каменной пылью легкие... но уверенности не было, да и незачем пугать Майтимо. Если тому будет нужно, потом успеется рассказать. А сейчас он и так измучен страхом, болью, виной...
Неужели он все еще винит себя за ту случайность годы назад?!
Немыслимо. Чудовищно.
- Старший... не вини себя. Не нужно. Очень прошу.
Голос был все таким же тихим, но вполне уверенным. Даже необходимые паузы для дыхания удавалось прятать между короткими фразами.
- Расскажи о наших. И... привези мою арфу? Маленькую?

0

71

Заметив, как изменилось лицо брата, Майтимо испуганно взглянул на него. Неужели даже такое прикосновение причиняло боль? Дурак неуклюжий...
- Хорошо...- почти прошептал он, потому что голос совершенно отказывался слушаться.
Пришлось сделать над собой усилие, чтобы заставить руку вернуться обратно, в то же время стараясь касаться повязки почти невесомо, но так, чтобы брат чувствовал тепло его пальцев.
- Потом будет легче... Я... я все сделаю, чтобы помочь.
Все, что может. Хоть сутками будет тут сидеть. Говорить, молчать... что угодно. Целители выгонят только, наверное...
Тихий голос Кано заставил его вздрогнуть. И от того, что тот сказал, и от того, как он это сделал. Брату и правда было трудно дышать, это было слышно, хотя тот и старался говорить без промежутков. Старался не показывать, берег... его берег, живого, здорового, сильного. И от этого было больно так, словно это он, Майтимо, был ранен. Чувство вины... конечно, Кано его уловил, он всегда ловил все... даже намеки, которые почти не имели воплощения.
- Я... попробую.
Лгать смысла не было. Попробует, да... Майтимо и раньше пробовал, объясняя самому себе, что все вышло случайно, независимо от него. И что они все столько раз пытались сделать что-то, найти, спасти.... Пробовал - и без толку. Потому что не нашли и не спасли. Потому что сейчас брат, а не он лежит тут и плохо не ему, а брату.
- Наши... с ними все в порядке. Все как всегда... Турко и мелкими на охоте пропадают... хотя, думаю, они не только охотятся, сколько приключений ищут. Ты же знаешь, они на месте сидеть никогда не могли...
Мысли разбегались... столько всего можно было рассказать, а в голову ничего не приходило.
- Хорошо. Привезу. А что-то еще хочешь?

0

72

Пугается. Вздрагивает, прячет глаза, снова винит себя... наверное, все-таки нужно объяснить. Иначе так и продолжит бояться прикоснуться. А так нужно, чтобы не боялся...
- Майтимо...
Макалаурэ чуть прикусил губу, собираясь с мыслями.
- Когда прикасаешься - не больно. Сейчас уже не больно. Просто - вспоминается... всякое. И я... очень отвык от рук квэнди.
Он помедлил, переводя дыхание и снова собирая слова. Если сейчас получится объяснить все старшему - то можно будет быть уверенным, что младшим он все объяснит сам. Не самая простая задачка, но тут уж ничего не поделать.
- Ты не пугайся... если мне больно. Мне пока все время больно... потому что все - музыка. И ты тоже. Но это проходит, просто медленно. Только не бойся.
Он улыбнулся, надеясь хоть немного ободрить брата. Получится ли? Или лучше и проще будет спрашивать, следуя вопросами за каждым сказанным словом и названным именем?
- Турко. Непоседа. Они что-то новое разведали? Он хотел съездить вдоль берега... получилось?
Вот. Пусть пока о братьях. Понемногу. Можно даже не спрашивать о каждом из странных снов - Майтимо расскажет, и рассказанное станет опорой, и добрая половина мороков развеется уже одним этим.
- Только арфу. Пока что, - он усмехнулся. - Много ли мне сейчас надо...

0

73

Майтимо посмотрел на брата - беспомощно и растерянно. И тут же постарался стереть с лица это выражение. Не надо было Кано сейчас такое видеть... ему поддержка нужна. Нужен действительно сильный старший брат, а не такой вот... как сейчас.
Взять себя в руки. Успокоиться. Спокойно выслушать Кано, не меняясь в лице от того, что он говорит. Не поддаваться тому, что поднимается внутри.
- Я... понимаю...
Майтимо опустил глаза, скрывая подступившие к ним слезы. Что пришлось тебе пережить, toronya, что ты сейчас чувствуешь - вот так?! Что с тобой делала эта тварь?
Нет. И эту ненависть тоже нужно спрятать. Не место ей тут, сейчас - не место.
- Все пройдет... Все будет хорошо... Я не боюсь.
Врешь... боишься. Панически, до судорог, боишься. Добавить еще боли к той, что уже есть. Сказать не то, сделать не так. А нельзя... Кано прав, нельзя бояться, от этого только хуже будет.
- Получилось, да. Он тогда пропал надолго... мы уже начали волноваться. А потом оказалось, что он не просто вдоль озера, он в стороны отходил... Совсем недалеко, как он потом уверял.
Потом, когда вернулся и предстал перед разгневанным старшим братом. А Майтимо тогда не знал, что делать - смеяться или ругаться, потому что вид у Охотника был до невозможности довольный.
- Будет тебе арфа. В ближайшее время.
Он бы хоть сейчас за ней поехал, но страшно не хотелось оставлять брата.

0

74

- Не бойся, - повторил Макалаурэ тихо и настойчиво. - Это пройдет. С тобой пройдет быстрее. Но бояться... знаешь, это самое... сильное его оружие... против нас. Даже сильнее лжи.
И теперь - самое сложное, сложнее, чем объяснить, что происходит с ним. Потому что выполнить эту просьбу для старшего будет страшно, а не выполнить - нечестно.
- Не щади меня. Я скажу... если будет трудно. Я же... слышу, чем ты звучишь.
Боится. Навредить боится. В общем-то, даже по делу, сейчас это несложно - случайно ранить. Но как обойтись иначе, если во многом приходится наощупь?
- Сколько он пропадал? Неделю, две? До моря добрался... хотя бы после того? Или ты так его выбранил... что он научился наконец... не спешить?
Тьелкормо. Не спешить. Такое не скажешь без улыбки, но и не надо. Может, брат перестанет сидеть как на иголках.
- Ты словно... прямо сейчас за ней помчишься. Мне же... еще дней пять... в лубках. Успеешь...

0

75

Не бойся...  а как? Как заставить себя перестать испытывать страх? Его можно скрывать, можно не показывать, но не испытывать - как? Но в голосе брата было что-то, что заставило Майтимо пообещать:
- Я... не буду. Я очень постараюсь, toronya.
Да, страх это оружие, пострашней всех мечей и луков. А тот, что не за себя, за другого, близкого - страшней вдвойне, потому что и преодолеть его вдвойне тяжелей. Враг пытался воспользоваться этим, когда присылал послов, но у него не вышло. Зато вышло другое, на что, он, скорее всего, тоже рассчитывал: все это время их мучило чувство вины.
- Ты слышишь, я знаю... ты всегда слышал. Хорошо, Кано. Я постараюсь, очень. Но и ты... не терпи, не щади меня, говори сразу.
Майтимо улыбнулся - тепло и ласково, глядя на исхудавшее лицо брата. ОН поправится, он станет прежним... иначе быть просто не может. Он уже сейчас лучше, чем был тогда, в первый его приезд.
- Две... даже с лишним две. И не всегда отзывался, потому что ему, видите ли, не до того было, он занимался изучением земель.
Так ведь и заявил - с совершенно невинными, не замутненными никакой совестью глазами.
- О нет... менять сущность эрухини мне не дано.- тихо рассмеялся Майтимо, - Выбранил я его как следует, аж близнецы притихли на какое-то время, видимо, решив не нарываться, пока я не успокоюсь. Только прыти нашему Стремительному это убавило на пару дней, не больше. Он еще и обиделся на  меня, представь себе, жаловаться ходил к Атаринке.
Мол, он ради дела старался, а на него наорали, как на мальчишку.
- До моря потом добрались... еще до того, как... лагерь перенесли.
Потом долго было некогда - отстраивались заново.
- Ну да... - Майтимо улыбнулся смущенно, - я был готов прямо сейчас. Но... хорошо. Привезу  следующий раз. Дней пять? Это... уже не так много.
Потом, конечно, тоже будет сложно. Но все же это уже только вопрос времени. Тело оправится, выздоровеет. С душой сложней, но тут... он постарается помочь, чем только сможет. И Кано... он ведь сильный, куда сильней даже, чем кажется.

0

76

- Конечно, - Макалаурэ утвердительно примкнул ресницы. - У нас все получится.
Взгляд старшего на мгновение потемнел. Мелькнуло - прозвучало - мимолетное, но все такое же тяжелое воспоминание-образ: "Братья отказались от тебя. Они тебя предали!" - и вслед за тем вереница картин, не ему вспоминающихся, если и вовсе не приснившихся. Смеющийся Тьелкормо; он же - но прижатый десятком орков к пугающе знакомой скале, окровавленный, с рассеченной щекой; младший Амбарусса, Самый-Младший-Рыжий, охваченный пламенем на палубе одного из украденных кораблей; Карнистир, в кровь рассаживающий кулаки о стену мастерской; наконец - старший, растянутый в оковах, бледный до синевы... Макалаурэ вздрогнул и нахмурился, не сразу заметив, как смотрит на него брат.
- Ты... ты не пугайся, - он поспешно заставил себя успокоиться, насколько получилось. - Я видел... многое, чего не мог видеть... порой - то, чего не было. Не всегда отличаю. Ты ведь... не искал меня... и остальные?
В последних словах прозвучала откровенная надежда, и Макалаурэ даже не попытался ее приглушить. Он ведь действительно надеялся, что его не станут искать...
- Значит, Тьелкормо... все-таки дошел до моря. Хорошо. Там ведь тоже... живут?
Конечно, живут. Не так уж много местных квэнди Макалаурэ успел увидеть - но ведь успел. И они говорили о городе над морем, о гавани, о лорде-корабеле... добраться бы, посмотреть самому!
Корабли...
Усилием воли Макалаурэ отогнал новое видение мачт, клонящихся в гудящем пламени. Не сейчас. Это точно было, потому - не сейчас.
- Да, пять дней. Потом можно будет... учиться ими пользоваться.
Улыбка получилась кривой донельзя. Можно будет учиться пользоваться руками. Каково звучит... интересно, можно ли будет слушать без слез те звуки, которые он сумеет извлечь из арфы?
Песнопевец...

0

77

- Получится. Теперь точно получится.
Теперь - Кано вернулся, он здесь, рядом. Значит, все и правда получится. Майтимо вгляделся в лицо брата - и не увидел, а скорей почувствовал, что тот сейчас думал о чем-то тяжелом. Страшном... Он вздрогнул и хотел было уже спросить, но Кано заговорил сам.
- Он... показывал тебе что-то? - вопрос сорвался сам собой, назад не вернешь, но Майтимо вдруг испугался, что причинит брату боль, - Мы искали. Пытались. Только ничего не выходило... мы не сумели.
Сумел Финдарато. И сейчас было неважно, почему сумел, почему ему удалось то, в чем они потерпели поражение. Майтимо и в голову не приходило досадовать на это, завидовать тому, что кузен сумел совершить чудо. Он испытывал лишь благодарность, глубокую и искреннюю. И - вину. Потому что чудо совершил тот, кого они предали... он оказался чище, выше того, что произошло... Впрочем, сейчас был неважно и это. Только - брат... только то, что он был жив и снова с ними.
- Живут.. и у моря, и в лесах... Знаешь, у местных квенди много знаний, которых нет у нас. И мы учимся... язык их учим. А им с нашим отчего-то сложней...
Странно, но местные и правда с трудом воспринимали квениа. Словно.. он не для них был.
- Ты поправишься... и мы поедем куда-нибудь. Куда захочешь.
Кано наверняка будет все интересно. Пусть только на ноги встанет.
- Научишься. Вспомнишь. Ты вот мне сказал, чтобы я не боялся... и ты не бойся. Все будет хорошо...
Майтимо пересел чуть ближе и очень осторожно обнял брата.

0

78

- Не показывал, - угол рта дернулся, как прежде - досада, нетерпение, тревога. - Он... это иное. Была его музыка. Не сразу, много после того... как он посылал к вам. До нее снилось... просто страшное, но... я знал, что этого нет. После...
Макалаурэ прикрыл глаза, переводя дыхание. Начать рассказывать оказалось много проще, чем продолжить. Для того, что было после музыки Моргота, он просто не знал слов. Не один и не два удара сердца ему понадобилось, чтобы собраться с духом и договорить.
- После было звучание. Диссонанс. Повсюду. И я видел... разное. Не знал, сон ли это. Казалось - я присутствую... видел, как сгорел Амбарто... как тонул подо льдом Финдарато... как они пришли и... стучали в ворота Ангамандо... как ты дрался...
Хватит.
Довольно.
Этого не было, и не нужно Майтимо знать о подобных снах.
Макалаурэ заставил себя замолчать и теперь лежал неподвижно, тяжело переводя дыхание. Спустя какое-то время он тихо и неловко выговорил:
- Я боялся... что будете искать. Боялся, что попадетесь.
Вот так. Может быть, пока брату хватит этого понимания?
- Теперь не боюсь. Привыкаю понемногу.
Прикосновение снова оказалось неожиданным и непростым для восприятия - но теперь было проще: все-таки в Ангамандо никто не пытался его обнимать, не с чем спутать объятия брата, тем более такие осторожные, невесомые... Жаль только, недостает сил ответить.

0

79

- А после - не знал, что правда, а что ложь?
Майтимо прикусил губу - почти до крови, думая о том, каково было брату - там. Переживать, видеть... сны и мороки, слышать музыку Врага. Ему, менестрелю, для которого музыка привычней, чем дыхание... Можно ли было придумать муку хуже?
- Амбарто жив... И Финдарато... и я... дрался? С кем, Кано?
Майтимо почему-то казалось, что он уже знал ответ. И хотелось то ли завыть от тоски и ненависти к этой темной твари, или пойти и действительно постучать в проклятые ворота его Твердыни. Отомстить, пусть даже погибнув при этом.
Кано замолчал и молчал долго. Было только слышно его тяжелое прерывистое дыхание.
- Мы не попались... все хорошо. И будет хорошо... toronya... он больше не причинит тебе зла.
Майтимо чувствовал, что и ему тоже не хватает дыхания, но старался держаться спокойно. И - не убрал рук, продолжая обнимать брата.
- Я буду рядом...
А сердце сжималось от боли и вины... Не уберег, не спас, не нашел. Допустил... вот такое...
Нельзя так думать. Не смей. Не добавляй ему боли, ему и так хватает.
Майтимо чуть улыбнулся и сказал тихо:
- Я твою арфу... настраивал несколько раз. Ты только не ругайся, если не так, как надо... ладно?
Это было... как разговор с братом. Ночью, когда никто не увидит и не услышит... так казалось, что еще есть надежда, что он вернется.

0

80

- А после...
Макалаурэ усмехнулся.
- После я себя-то не помнил... видел, понимал, но... не знаю, как объяснить. Словно сквозь меня звучали обрывки чужих мелодий - событий, страхов, желаний... а меня словно не было. Прости. Может... позже сумею понятнее.
Он снова перевел дыхание, приникая к руке брата. Тепло. Спокойно. Можно суметь сказать - и ещ останется сил и времени на что-то сверх. Только бы старшему хватило разума помнить, что это не более чем морок, не более чем страх.
- С кем... Финдекано, конечно, - усмешка стала горькой. - Он ведь знал о вашей дружбе... боялся ее. Жаждал разрушить. Ваш поединок... думаю, он очень его хотел.
Настолько сильно хотел, что отголосок этой мысли достиг и обожженного разума Макалаурэ? Или лишь ненависть долетела до ущелий, а форму ей придало уже само безумие? Макалаурэ не был уверен, что готов в этом разбираться, но совершенно точно не хотел пересказывать все эти размышления старшему.
Он окончательно восстановил дыхание и попытался улыбнуться.
- Я знаю, что вы все целы... Финдарато рассказал. Незачем утешать. Только не вини себя...
Не надо. Окажись там ты - я ведь тоже не отыскал бы тебя.
Это осознание оказалось настолько горьким, что скулы сводило. И слова Майтимо об арфе были - как глоток воды. Макалаурэ просиял.
- Как хорошо!.. Без живых рук она... рассохлась бы. Спасибо...

0

81

- Не проси прощения... Как сможешь. И... если сможешь.
Если это будет нужно - именно Кано. Ему хватило того, что он пережил, и вовсе не обязательно возвращаться туда еще раз.
Майтимо покачал головой.
- Не было никакого поединка... и быть не могло. Я никогда не поднял бы на него ни руку, ни меч. Да и он тоже, я уверен.
Они с другом и не виделись почти... Или с бывшим другом? Это мучило Майтимо, но он не мог решиться сделать шаг навстречу и хотя бы выяснить, что сейчас между ними. А Финьо... тот точно сам не придет.
- Хорошо... я не буду тебя утешать. Просто... буду рядом. Так лучше?
Иногда это важней любых слов. И может - всегда важней...
А не винить себя Майтимо не мог, хотя знал, что судьбу не переспоришь. И все равно постоянно думалось о том, что он мог что-то изменить. Должен был. Отложить переговоры, вообще отказаться от них, наплевав на гордость. И все было бы иначе...
- Я знаю... я бы не допустил этого, toronya...
Радость брата - такая искренняя и яркая - теплом разлилась по сердцу.
- Я говорил с ней... как с тобой. Глупо, да?- он смущенно улыбнулся.
Наверное, глупо. Взрослый же эльда, вождь... король, по крайней мере на том берегу.

0

82

- Думаю... смогу, - Макалаурэ словно размышлял вслух. - Мне нужно будет разобраться... что это такое было... и почему отозвалось... именно так. Слишком опасно... настолько не понимать врага.
Хотя понимать этого врага - не менее опасно.
Впрочем... ты хотел знать - теперь ты знаешь, не так ли?
- Не было, - согласно улыбнулся Макалаурэ. - Разумеется. Теперь я могу это знать. Ты рядом.
Ты рядом, старший, и это позволяет забывать о привычной боли, о страхе, до сих пор накатывающем волнами, и даже о том, что, по большому счету, я получил то, за чем отправлялся на те переговоры: знание. Только теперь непонятно, что делать с этим знанием, как применить его - да хотя бы и разобраться в том, что довелось узнать, не рискуя снова впасть в безумие от боли и ужаса.
- Ты помиришься... с Финдекано?
Вопрос получился неловким и болезненным - и для Майтимо, судя по тому, как дрогнули его зрачки, и для самого Макалаурэ. Странно было понимать: Враг хотел разрушить эту дружбу, и именно поэтому ее нужно восстановить. Потому, что Враг этого боится. Потому, что где-то здесь звучит и перетекает то, что для него опасно.
Звучит. Звучание. Музыка.
Арфа.
Ты говорил с ней, словно со мной...
- Не глупо. Правильно. Это... хороший способ... держаться. Я говорил с тобой... там. Пока помнил... тебя и себя.

0

83

- Ты думаешь, мы сможем  его понять когда-нибудь?
Не был Майтимо уверен, что это возможно. И что нужно - тоже. Понимать кого-то значит начать мыслить как он, чувствовать, как он. Перспектива мыслить и чувствовать как Моринготто, пугала.
- Мы... мы ведь и не ссорились.
Майтимо слегка прикусил губу, глядя в сторону. Не ссорились. Поссорились, даже подрались бы - легче было. А сейчас - как?
- Я не знаю, как.- Майтимо сам себе ответил на не заданный вслух вопрос.
Это саднило, сидело в душе занозой. С этим нужно было что-то делать, и не зря вед Кано сейчас спросил. Что-то нужно было делать со всем, что происходило, с этой невидимой, но прочной стеной, которую они возвели между двумя лагерями. И начинать стоило раньше, много раньше... И в этом тоже Майтимо винил себя, в малодушии, в неумении сделать шаг, первый, важный.
- Держаться... я же...
Он же не был там, в этом ужасе, не пережил того, что пережил Кано. Что ему было держаться - тут, среди своих, в безопасности? Майтимо хотел было продолжить, но не вышло: горло словно ледяная рука сжала. Он заставил себя успокоиться, переждать... улыбнулся.
- Никогда больше... никуда тебя не отпущу. -торопливо сказал он, снова осторожно положив ладонь на руку брата.

0

84

Макалаурэ сосредоточенно нахмурился, размышляя.
- Не знаю, сможем ли, - ответил он наконец. - Но я не сделаю... небывшим... звучание его музыки... во мне и надо мной. Хоть и хотел этого... Невозможно, toronya.
Внезапная мысль заставила его улыбнуться - одновременно мягко и зло.
- Считай это... донесением разведки, старший. Он изучает нас. Плохо, если он... будет знать нас... настолько лучше... чем мы его.
Вот так. Макалаурэ почувствовал, как где-то внутри поднимается веселая злость, памятная ему... да, по времени до плена, по немногим коротким стычкам, доставшимся ему между Битвой под звездами и отчаянной схваткой на переговорах.
- Не ссорились, - согласился он. - Много хуже.
Может быть, действительно было бы проще, если бы они поссорились - в Тирионе ли, во времена ссоры отцов, или после, да хоть и в пути вдоль берега... но нет. Даже в Альквалондэ Финдекано бросился в бой из-за них - а после... после был Лосгар.
- Просто приди к нему. Ты же... не можешь дальше - так.
Нельзя бесконечно винить себя и строить стены меж собой и другими. Надо что-то делать.
- Ты все это время... винил себя. Тебе было больно. Это тоже... как в бою... непросто держаться.
Макалаурэ говорил уверенно, не зная происходившего в его отсутствие - но зная брата.
- Отпустишь, - ровно и уверенно. - И дождешься обратно.
Так и никак иначе. Нельзя позволять страху взять верх. Он уже совершил эту оплошность, оступился - и какова цена? Нет. Больше так не надо. Кто знает, чем дальше придется платить за страх...
- Не делай... моих ошибок.

0

85

Майтимо опустил голову, скрывая исказившую лицо ненависть. Не надо этого брату сейчас. А поделать с собой ничего не получалось: захлестнуло так, что захотелось кричать. Проклятая темная тварь! Музыка... его музыка... да, небывшей ее не сделаешь, но оборвать, заставить умолкнуть навсегда... Он на все готов был ради этого, слушая слова Кано, его голос, глядя на его перебинтованные, искалеченные руки. Хотя руки можно вылечить, и это будет, а вот душу... сколько шрамов останется на ней? И это бессилие что-то изменить... как же оно мучило!
- Не будет. Мы не дадим.
Майтимо поднял глаза и почувствовал легкий толчок удивления, прочитав во взгляде брата... азарт? Такой знакомый ему самому перед боем. Когда кровь кипит и страх куда-то уходит, уступая место пьянящему, злому веселью.
- Хуже, Кано. Всё.. совсем как-то... паршиво.
Майтимо криво усмехнулся. А что еще скажешь? Тупик. В который он сам себя загнал. Именно он, и винить некого. Тогда, в Лосгаре... мог ли он что-то сделать? Конечно, удобно и приятно было бы думать, что нет. Но совесть не желала быть удобной и приятной.
- И ты думаешь, он станет говорить со мной?
После всего... и тем более сейчас.
- Винил. Потому что - было за что.- и сейчас есть, и всегда будет. Вина... она же не проходит. - Но мне было... не так уж тяжело.
Он был свободен. Он не слушал музыки Врага. Он не был один... А бой с самим собой - он никогда не кончится.
Майтимо прикрыл глаза, не убирая руки. Отпустит... наверное, да. Разве можно не отпустить? Только будет очень страшно. Раньше они не умели бояться потерь, не знали, что это такое. Теперь вот научились, а справляться с этим - пока нет.
- Дожили... младший брат читает мне наставления, - шутливый тон давался с трудом.

0

86

- Я слышу тебя.
Мягко, очень мягко и очень тихо. Так, чтобы не ранить неосторожным напоминанием. Хватит уже и того, что он сам кажется себе порой освежеванным. Пламя, захлестнувшее брата, было знакомым, но имени для него не вспоминалось. Не ярость, не гнев...
- Ненависть? - вспомнил он наконец. - Ты - вот так - ненавидишь?..
Да. Правильное имя. Знакомая мелодия. И еще один осколок, блуждавший внутри все это время, встает на место.
Глаза Макалаурэ блеснули и погасли снова.
- Именно так, toronya. Он сумел... сломать меня. Я хочу, чтоб он... пожалел об этом. Так сильно, как сумею...
Это ненависть. Она вот такая. Запомни это, Песнопевец. Ты тоже от нее не свободен.
Но ненависть - это для Врага. А для тех, кто рядом, правильно другое звучание, другие мелодии.
- Приди к нему, - повторил Макалаурэ. - Он услышит. Попытайся...
Дыхание перехватило, нолдо закашлялся. Почему-то только теперь он ощутил, что горло пересохло и саднит. Как же это больно, оказывается... а ведь совсем недавно он даже не замечал этого, настолько было привычно...
- Дай... пить... - прошептал он почти без голоса.
Только бы брат и теперь не нашел в чем себя обвинить. Это же только усталость, она пройдет...
- И буду, - он попытался подхватить насмешливую интонацию. - Что же еще... с тобой... делать?

0

87

- Да. Ненавижу. Его ненавижу.
За всё. Ложь, гибель деда и отца, за изломанную душу брата, за то, с каким трудом тот сейчас подбирает слова, словно заново их вспоминая. Злое чувство, неправильное, но ЭТОТ другого не заслужил. Было время, когда они не умели ненавидеть, теперь оно прошло.
- Он не сумел, Кано. Я не верю в это. Ты... остался собой. Я постараюсь помочь тебе это понять... вернуться.
Вернуться телом - это еще не всё. Есть еще душа, которой стократ больней и трудней.
- Он пожалеет.
Лицо Майтимо стало жестким. А потом смягчилось, когда он взглянул на брата, огонь, полыхнувший во взгляде, не погас, но ушел глубже. Враг пожалеет, но его тут нет. Есть Кано, которому нужно тепло, и не пламя ненависти.
- Я попытаюсь.
Майтимо знал, что так и будет. Не сможет он - не прийти. А кузен... что же, услышит так услышит. Если захочет. Если нет - это будет его воля и его право.
Он торопливо взял со стола кружку, приобнял брата за плечи, помогая напиться. Ну вот... это всё разговоры... и волнение. С тревогой посмотрел в бледное лицо: лучше? Руки чуть дрожали.
- Действительно, что... представить не могу даже.
Он поставил кружку на место.
- Кано, тебе нужно отдохнуть... Если хочешь, я могу просто посидеть тут, молча.
Если бы можно было, вообще не уходил бы никуда...

0

88

Макалаурэ примкнул ресницы, соглашаясь с одной фразой и не принимая другую.
- Сумел, - в его шепоте отчетливо слышалась горечь. - Я знаю. И то, что... сломанное можно собрать... заново, - он перевел дыхание, - знаю. Это... пригодится еще. Я не последний...
Он постарался улыбнуться, но губы дрожали - сказывалась усталость. Разговор вышел длинным, и никакая радость встречи не могла сделать его не утомительным. Слишком мало еще было сил.
- Он услышит.
Макалаурэ очень хотел обнадежить брата - но не был уверен, получилось ли. Ощущение мира вокруг почему-то уплывало, звуки смешивались. Устал... У него прежнего, до всего случившегося, получилось бы наверняка, он прежний и уставал не так быстро и не так сокрушительно, а теперь... Макалаурэ с трудом разлепил веки, посмотрел на брата полусознательным мутным взглядом.
- Да. Нужно. Прости... я усну.
Он не хотел, чтобы старший уходил, но знал, что тому придется уйти. И оттого, что дела ждали его в своем лагере, и оттого, что вряд ли старшего фэанариона согласятся терпеть здесь дольше необходимого. И не было сил сказать это вслух. Он попытался - но сон уже затягивал его в свои глубины.

0

89

В лазарете было немало дел, а мешать кузенам Финрод не хотел - пусть братья побудут вдвоём, поговорят, пусть Майтимо поможет Певцу вспомнить себя. Лучшее из лекарств сейчас - помощь родных.
А ему было чем заняться - хотя нуждавшихся в помощи сейчас было мало, оставались нерешённые задачи. Новые, непривычные травмы, раны, болезни, незнакомые свойства трав и корней, росших здесь; целители искали лучшие средства, изучали, систематизировали.
Но через несколько часов Финрод отложил в сторону свитки и вернулся к Канафинвэ; расчёт оправдался, тот уже спал, утомившись беседой, а Майтимо просто сидел рядом с постелью.
- Всё в порядке? - шёпотом спросил он, подходя ближе. - Ничего не нужно?
У Макалаурэ было спокойное лицо - значит, никаких кошмаров. Значит, приход брата ему в самом деле помог.

0

90

Майтимо покачал головой, но не стал ни возражать, ни спорить. Не сейчас... но потом он все равно скажет. Кано... в нем все равно был свет. Горел пусть не так ярко, но никуда не делся. И если можно склеить сломанное, значит, он сломано не окончательно.
- Спи...
Он уже ругал сам себя за то, что так долго мучил брата своей болтовней.
Кано и правда уснул - быстро, явно не успев что-то договорить. Ничего... всё успеется. Жаль только, что нельзя тут быть все время.
Какое-то время он просто молча сидел у кровати, глядя на спящего. Тот сейчас выглядел пусть и по-прежнему изможденным, но спокойным. Хорошо... может быть, он хотя бы как-то сумел помочь.
Тихо отворилась дверь - Финдарато.
- Да. Он просто очень устал...
Майтимо обернулся к кузену.
- Я... могу еще побыть тут?

0


Вы здесь » Средиземье: Все эпохи мира » Чёрная книга Арды » 5. Пробуждение [AU]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC