Вверх страницы

Вниз страницы

Средиземье: Все эпохи мира

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Средиземье: Все эпохи мира » Чёрная книга Арды » 6 ПЭ. Я вернусь, даже если не ждали [AU]


6 ПЭ. Я вернусь, даже если не ждали [AU]

Сообщений 1 страница 30 из 51

1

Время и место действия: озеро Митрим, лагерь Феанорингов, в дальнейшем - лагерь Нолофинвэ, 6-й год

Персонажи: Феанаро. И все, кто теоретически живет в обоих лагерях на тот момент.

Описание эпизода и необходимые предупреждения:
АУ: Вскоре после передачи короны, но еще до того, как нолдор начнут разъезжаться с озера, в лагере Феанорингов появляется Феанор. Живой. В перспективе планирующий навестить и родичей на другой стороне.
Участвовать могут все желающие, имеющие основание там находиться, только плиз, предупреждайте о вашем вливании в игру, потому что мы хотим не массовую встречу у ворот, а постепенное втягивание. Начинаем с Маэдроса, остальных ждем - по логике и по смыслу.

P.S. Так получилось, что мы сейчас с Маэдросом встретимся, а потом уже подходите остальные :) Не дошел я до лагеря...

Отредактировано Феанаро (2016-04-19 22:06:12)

+1

2

Феанаро медленно шел по тропинке. Он помнил, что примерно в том направлении должно было быть озеро. Впрочем, для того, чтобы об этом догадаться, не нужно было этого помнить. Хотя мир изменился. Все вокруг изменилось, начиная с этого странного и непривычного света. Тогда его здесь не было... Тогда здесь ничего еще не было. Они только пришли сюда, еще не успев обжиться, когда ударили орки. Впрочем, Пламенный Дух и не стремился тут обживаться. Не затем они сюда шли. Не затем пришли. И если говорить честно, та битва была ими выиграна. Первая битва. И пусть для самого Феанаро она стала последней, это еще ничего не значило. Он просто ошибся, отправившись преследовать врагов и оторвавшись от своей армии. Ошибся и поплатился за это, хотя Моринготто все же пришлось дорого заплатить за его смерть...
Иные мысли тоже приходили нолдо в голову там, в Мандосе. Да и не только там. Предсмертное прозрение было страшным, и он гнал его от себя и тогда, и теперь. Где-то в глубине души начинало зарождаться сомнение, основанное на многом, что пришлось увидеть и осознать там... Однако Феанаро привычно гнал от себя все, что его не устраивало. И хоть после смерти это делать было намного сложнее, пока он вполне справлялся.
Возвращение было... странным. Снова ощущать себя живым было необычно, пьянило и пугало одновременно. Именно поэтому эльда шел сейчас не в сторону лагеря, а наоборот, желая еще какое-то время побыть в одиночестве, осознать и привыкнуть. Одежда, более подходящая для праздника в Тирионе, чем для этих земель (именно такой его наградили перед возвращением), глухой длинный плащ с капюшоном, надвинутым на глаза не оттого, что Мастер боялся быть узнанным (а стоило бы!), просто было свежо и сыро, а он совсем отвык от физических ощущений своего тела. Оружия ему не дали, и это было несколько непривычно, но не особо его сейчас беспокоило. Феанаро шел по тропе, погруженный в свои размышления, не видя вокруг никого и ничего...

Отредактировано Феанаро (2016-04-19 22:40:30)

+1

3

Майтимо бросил меч на траву... все, хватит. И так уже загнал сам себя почти до изнеможения, еще немного и впору буде упасть без сил. Он провел слегка дрожащей от усталости рукой по разгоряченному лицу. Подошел к воде, умылся. Хорошо бы искупаться, но нужно идти назад. То, что он ушел один за пределы лагеря было, наверное, не слишком хорошо, и кто угодно другой получил бы за это нагоняй... угу, от него же самого. А ему нагоняй устраивать было некому, вот и воспользовался положением старшего лорда.
Такое Майтимо позволял себе нечасто, почти никогда. Только очень тяжелой была почему-то эта ночь, а утром накатила такая тоска, что просто необходимо было что-то сделать, чтобы справиться с ней. Вот он и ушел - недалеко, к озеру. Часовые не осмелились его задержать, только осуждающе посмотрели, но быстро отвели глаза под тяжелым взглядом феанариона.
Озеро было тихим и неподвижным, только иногда легкая рябь пробегала по зеркалу воды. Солнце пряталось за облаками, а полное безветрие обещало пасмурный день. Майтимо поднял валявшуюся на траве рубашку и хотел было уже накинуть ее, когда услышал шаги. Даже не услышал, скорее - почувствовал. Кто-то идет. Он с досадой поморщился. Всполошились, что его нет, узнали от часовых, куда пошел и направились искать? Скорее всего.
То, что это может быть враг, он исключал. Орки так тихо не ходят. Но меч все же поднял и обернулся в сторону, откуда должен был появиться незваный гость.
И чуть отступил назад, напряжено вглядываясь в появившуюся из-за поворота фигуру. Нет, со зрением у него все было хорошо, но... поверить своим глазам было невозможно. И не узнать идущего - невозможно тоже. А узнав, уже совершенно и окончательно невозможно поверить в то, что это правда.
Наверное, так эльдар сходят с ума....

+1

4

Подобная беспечность была в этих землях непростительной. И если бы Феанаро не повезло, его возвращение могло бы быть очень и очень коротким, а путь в Мандос пришлось бы повторить. Однако он слишком был погружен в свои мысли и переживания, чтобы подумать о предосторожности. Хотя даже если бы и подумал, навряд ли был в состоянии что-то предпринять, если бы на него действительно напали. Валар посмеялись над ним даже тут...
Выйдя из-за деревьев и все еще не слыша и не ощущая постороннего присутствия, Пламенный поднял голову, скользнув взглядом впереди себя и внезапно понял, что он тут не один. Неосторожным движением, желая поплотнее надвинуть капюшон на лицо и хотя бы выиграть время, эльда только добился обратного, а потому с досадой махнул рукой - а пусть узнают, что теперь! Рано или поздно все равно кто-нибудь узнает. Да и таиться не входило в намерения Феанаро. Впрочем, и на такую скорую и неожиданную встречу он тоже не рассчитывал. Хотя в любом случае, кем бы ни оказался встреченный им, он определенно удивится больше, чем сам Мастер.
Оставив в покое капюшон и свое инкогнито, нолдо внимательнее пригляделся к тому, кого первоначально заметил лишь мельком. Пригляделся и... Надо же было, чтобы все сложилось именно так!..
- Нельо... - вырвалось у Феанаро раньше, чем он подумал, что мог ведь и обознаться. Хотя не узнать собственного сына было бы уже слишком. - Ты... Что ты тут делаешь? - спросил он почти машинально, пытаясь овладеть ситуацией. - Один?!
Если честно, эльда рассчитывал на положительный ответ, ибо встретиться сейчас с появившимся из-за кустов отрядом или того хуже - остальными сыновьями, он был немного не готов. Не так сразу.

+1

5

Какое-то время Майтимо стоял неподвижно, как живая иллюстрация к понятию "остолбенеть" . И смотрел на... призрак своего отца. Это ведь не мог быть не призрак, потому что Пламенный умер на его руках и на руках братьев, и они все видели, как тело его стало пеплом, слышали его последние слова... И в то же время стоящий перед ним был на удивление материален и выглядел совершенно живым. Морок? Плод его собственного больного воображения? Сон наяву? Капюшон, скрывавший лицо пришедшего, упал и теперь стало хорошо видно его лицо.
- Я... да... один.- голос звучал глухо.
Майтимо сделал пару шагов вперед. Вгляделся в знакомые черты, и в его глазах одновременно читались и радость, и надежда, и недоверие. Отец был точно таким же, как при жизни, таким, каким он его знал и помнил. Но так ведь не бывает, не может быть, это бред! Он незаметно для себя уснул и с минуту на минуту проснется и обнаружит, что лежит на траве, а рядом никого нет. Майтимо внезапно испугала эта мысль - что бы ни было, он скучал по отцу, а так... так была возможность увидеть его снова.
- Ты... откуда? Как оказался тут?
Вопрос был глупым до абсурда. Но ничего умней в голову просто не приходило. И казалось, что если не сказать ничего, не спросить, промолчать, то призрак точно исчезнет.

+1

6

Нельяфинвэ (а это все же был именно он) выглядел, мягко говоря, удивленным. А если точнее, то был в полном и окончательном шоке. А что, собственно, ожидалось?! Феанаро запоздало подумал, ЧТО ИМЕННО должен был пережить сейчас его сын, и виновато улыбнулся, тоже сделав несколько шагов навстречу. Думать надо было, прежде чем детей пугать. Хотя, он же и не собирался... Ну или не сразу. Или не так. Тьфу ты! Глупо вышло, да. Но что уже поделаешь, придется выкручиваться из того, что есть.
- Нельо, я понимаю, это выглядит странно, - заговорил Пламенный как можно более мягким и спокойным голосом, медленно продолжая подходить. - Я бы тоже удивился на твоем месте (вот не дай все, кто только можно, оказаться на этом месте!)... Я все тебе объясню, ты главное успокойся... Ты точно здесь один? - уточнил он на всякий случай, лихорадочно простраивая в голове стратегию разговора и сожалея, что заранее не подумал, что будет говорить. Да какое там заранее! Он до последнего не верил, что все это получится. А уж что это получится именно так!... Впрочем, Феанаро редко все продумывал заранее, полагаясь на то, что сориентируется на месте. "Вот и ориентируйся!" - посоветовал он злорадно сам себе, но это придало ему уверенности.
- Нельо, тебе сложно будет поверить и понять, но я не умер... То есть не так, - спохватился нолдо, - я умер, конечно, и ты это помнишь, но теперь я снова здесь. Все в порядке. - Феанаро улыбнулся ободряюще. - Я рад тебя видеть! - И шагнул вперед, чтобы привычным движением обнять сына.

Отредактировано Феанаро (2016-04-20 21:50:26)

+1

7

Как же все это было похоже на отца! Слова, тон, жесты... сама манера говорить и держаться. Майтимо сглотнул: в горле почему-то пересохло.
- Я спокоен, - неправда, конечно, спокоен он не был. Но и бежать в панике не собирался вроде, - Да, я точно один.
По крайней мере, сейчас. Не исключено, что через пару мгновений сюда прибежит кто-то еще. Майтимо положил, наконец, меч и взял рубашку. Натянул ее, уже почти привычно справляясь со шнуровкой. Только сейчас, когда прошел первый шок, он понял, что... хм... немного изменился с тех пор, как они с отцом виделись в последний раз.
- Умер и снова здесь?
Наверное, это звучало дико. Нет, точно дико. Ладно, пусть это даже какой-то безумный сон, но он был рад видеть отца. Пусть даже таким невозможным образом.
Такая знакомая улыбка... Майтимо тоже улыбнулся и шагнул навстречу.
- Я тоже рад... очень.

+1

8

Феанаро был слишком поглощен собственными переживаниями и потому невероятно медленно соображал. Раньше он никогда не замечал за собой подобных изъянов. Теперь же... Интересно, это было последствием смерти и возвращения и останется теперь навсегда или возможно было еще что-то сделать и как-то вернуть себе способность воспринимать окружающую действительность адекватно.
Пламенный как будто бы говорил, думал, слышал, видел и осознавал одновременно и при том совершенно независимо друг от друга. Поначалу эльда даже не заметил, что что-то было не так. Когда Майтимо положил на землю меч и принялся одеваться, Феанаро все еще не поймал, мелькнувшую со всей очевидностью мысль, но продолжая говорить и улыбаться думал только о том, что именно нужно было сказать, чтобы не отпугнуть, чтобы его поняли правильно... Однако уже шагнув вперед, чтобы обнять сына, нолдо скользнул по нему взглядом и наконец осознал то, что видел, и лицо его мгновенно потемнело, хотя Феанаро все еще продолжал улыбаться - жуткий диссонанс. Поэтому объятия получились несколько судорожные. Неожиданно стало очень больно, как бывает всегда, когда не за себя. Вот, значит, как! Калека...
На языке родился тревожный вопрос: "Что случилось?!". Но он сразу же и умер, неозвученным, ибо какой смысл был спрашивать очевидное? Нетрудно было догадаться, что после той битвы была еще не одна, и каждый из его сыновей мог быть не только ранен как угодно опасно, но и убит. Впрочем, нет, ТАМ он никого из них не видел. Хотя Намо мог и скрыть это от него из одной только чистой вредности...
- Остальные... - хрипло выдохнул Феанаро, отгоняя внезапно посетившие его опасения. - Все живы? Все?
Напряженно посмотрел в лицо, ожидая ответа и боясь его услышать. Когда-то он сам звал их за собой на смерть. Однако смерть с тех пор перестала быть абстрактным понятием...
- С ними все в порядке? - добавил он, уже почти подавив беспокойство, но не сумев скрыть еще одного взгляда, брошенного на покалеченную руку сына. Старшего. Моринготто заплатит... В глазах мелькнула ненависть, полыхнула, отогнала на миг все остальное.
- Я не видел никого из вас там...

+2

9

Майтимо едва заметно вздрогнул, почувствовав взгляд отца. Конечно, глупо было бы думать, что тот не заметит ни увечья, ни шрамов. Скорее, стоило удивиться, что он заметил их только сейчас. Он поднял голову и выпрямился - жест, ставший уже привычным. Как и вызов в глазах: он всегда вот так встречал чужие взгляды с тех пор как вернулся. Но на объятия ответил вполне искренне, на миг прижавшись к плчеу Пламенного почти так, как прижимался в детстве.
Он боялся вопросов, но их не последовало. То ли Феанаро сам пришел к каким-то выводам, то ли решил не тревожить и не бередить воспоминания.  Хорошо... только вряд ли так и будет дальше. Все равно придется рассказать.
- Живы. Все живы. - поспешно ответил Майтимо.
Он отошел чуть назад. Резким, почти яростным движением откинул назад растрепавшиеся волосы. Снова чуть дернулся, поймав еще один взгляд, скользнувший по его искалеченной руке.
- С ними все хорошо. И со мной тоже.
Я не калека. И не надо жалеть меня!
Было страшно увидеть в глазах отца жалость. Но ее, к счастью не было, по крайней мере, пока не было. Только ненависть, вспыхнувшая в глазах, и это устраивало Майтимо куда больше.

+1

10

Майтимо дернулся и вызывающе напрягся. И несмотря на то, что ответов на свои вопросы Феанаро ждал с замиранием сердца, он не смог этого не заметить - ни в лице, ни в фигуре, ни в тоне голоса, ни в коротких рубленых фразах. Протянул руку и положил ее сыну на плечо, ободряюще сжал и посмотрел прямо в глаза без тени улыбки, совершенно серьезно.
- Разумеется, ты в порядке.
И во взгляде отчетливо читалось: Моринготто заплатит. За все заплатит. Сполна. Жалости нет места, только ненависть и месть. Только злость и сила. Они не были жертвами. Не были и никогда не будут. Только воинами и победителями. Только так. Что бы кто ни говорил, Пламенный по-прежнему считал себя правым. Во всем. Всегда. И даже в своих ошибках, коих он за собой признавал не такое уж и большое число, он был прав тоже.
- Пойдем в лагерь, объяснишь все по дороге!
И привычным движением развернулся и пошел обратно к тропе, вовсе не задумавшись над тем, что вероятно, сын должен был лучше него знать дорогу, а цель, к которой он стремился, могла спокойно оказаться и в прямо противоположной стороне. Феанаро не сомневался в своих приказах, в том что они будут выполнены, и даже не обернулся, чтобы посмотреть, идет Майтимо за ним или нет. И стоит ли ему идти неизвестно куда, он тоже думать не стал.

0

11

Майтимо посмотрел отцу в глаза, долго, внимательно, по-прежнему напряженно замерев на месте, даже когда рука Пламенного легла ему на плечо. Затем немного расслабился, опустил плечи и неловко улыбнулся.
- Спасибо, atto.- очень тихо сказал он.
За то, что не стал жалеть и сочувствовать. За то, что все вопросы отложил на потом. Отец должен был понять. Он и сам бы не допустил ничего подобного по отношению к себе.
А он совсем не изменился. Та же уверенность в себе и своей правоте, та же властность. Та же привычка  раздавать приказы, совершенно не сомневаясь  в том, что они будут выполняться.
Он слегка усмехнулся в спину удаляющегося Феанаро и негромко окликнул его:
- Отец... нам не туда. Лагерь направо.
Как всегда - выбрал путь и идет вперед... Только сейчас проще, потому что речь идет всего лишь о тропе в лесу.
Только сейчас Майтимо понял, что ведь и правда нужно будет все рассказать. Обо всем, что произошло. И это будет не самый простой разговор...
- Я расскажу. - он подождал, пока Пламенный обернется. - Только.. не знаю, с чего начать.
А еще очень о многом хотелось спросить отца, но пока он не решался.

+1

12

Феанаро любил своих детей. Однако больше всего на свете не допуская для себя проявления слабости, он и чувства свои по отношению к ним всегда выражал искренне и глубоко, но коротко и сжато. Чтобы не дать себе расчувствоваться и не оказаться в ловушке (хотя обычно никто и не пытался его на этом подловить). Со стороны могло показаться, что он беспокоился, чтобы его не заподозрили в излишней сентиментальности окружающие. Но тут было с точностью до наоборот. На мнение окружающих, особенно в этом вопросе, Пламенному было совершенно наплевать. Да он и не стыдился своих отцовских чувств, скорее дети были предметом его гордости, наряду с другими его достижениями. Однако ему казалось, что если он хоть немного позволит себе лишнее, еще несколько мгновений, полшага вперед, и произойдет нечто ужасное. Что именно эльда не знал, потому что никогда еще этой грани не переходил. Поэтому от него можно было в порядке вещей услышать: «Я очень люблю тебя, сынок, иди, наконец, займись делом!». И это было реальным и искренним проявлением его чувств.
Поэтому сейчас тоже обойдясь одной короткой фразой, Феанаро выразил все, что по этому поводу думал и испытывал. Оно еще клокотало внутри, но выпускать Мастер этого всего не планировал, потому привычно переключился на другие вопросы, задвинув эмоции поглубже и подальше. Для них еще настанет время. Но лишь тогда, когда будет не так больно об этом думать. Моринготто покушался на все, что было ему дорого и важно. Отец, Сильмариллы, теперь вот дети... Ненависть. Только ненависть, которая сжигала изнутри, уничтожая все. Однажды она уже победила, и это привело его в Мандос. Больше он своей ошибки не повторит и постарается держать ее в узде. Хотя это было ужасно нелегко.
Феанаро был уже на тропе почти, когда сын его окликнул. Нолдо недовольно дернул плечом, как бы отмахиваясь, но остановился и повернулся к Майтимо. «Ну и что такого?!» - говорил его взгляд. - «Подумаешь, не туда пошел! Откуда я знаю, куда вы тут лагерь перенесли, пока меня не было...». Мгновенно мелькнувшее раздражение, минутная пауза, и столь же уверенное движение в указанном направлении. Молчком и с непоколебимой уверенностью. Даже малейшей попытки спросить дорогу, предложить ее показать или, что наиболее логично, пойти вслед за сыном, не возникло.
- Пойдем, - проворчал Пламенный, без сомнений направившийся совершенно не представляя куда именно. Если честно, то он и не помнил этих мест, ибо тогда ему было не до прогулок вокруг озера. Перед глазами стояла только наспех нарисованная карта, на которую в оперативном порядке вносились свежие разведданные. Однако такая мелочь не могла заставить старшего Финвиона начать в себе сомневаться. И даже не в себе, а в своей осведомленности в вопросе.
- Начни с текущей обстановки, - деловито предложил Феанаро. - Где вражеские войска? Каковы наши потери? Что сейчас наиболее актуально? Последние разведданные.
Жизнь виделась для него только войной, такой, как он ее оставил. И мыслил Пламенный так, словно отлучился ровно на несколько дней и ни часом не больше.

Отредактировано Феанаро (2016-04-23 10:31:25)

+2

13

Майтимо снова ушел к озеру один. Разумеется, никто не попытался его остановить - кому бы это пришло в голову... кроме братьев, пожалуй, и то если лично старший был бы им очень нужен вот прямо сейчас. Однако подобная суровая нужда настигала их теперь все реже, а Майтимо, как и любому другому, требовалось порой побыть одному.
Именно теперь Макалаурэ незачем, в общем-то, было искать брата - ни срочных дел, ни внезапных писем, ни даже сведений от разведки - благо Тьелкормо должен был вернуться в лагерь несколько позже. Фэанариону просто хотелось пройтись, и почему бы не к озеру - там красиво, там хорошо думается, и вполне можно устроиться так, чтобы не помешать брату.
- Если понадоблюсь, - сообщил он стражам у ворот, - я буду на галечной отмели у ближнего мыса.
Конечно, дозорные и его предпочли бы не отпускать в одиночку, и это ясно читалось по их хмурым лицам и недовольным взглядам, но упрямство Песнопевца было им известно не менее, чем упрямство его старшего брата. Впрочем, Макалаурэ и не собирался уходить надолго. Час, самое большее - полтора.
Планы пошли прахом примерно на полпути к озеру, когда от берега навстречу фэанариону вышли двое. Майтимо он, по крайней мере, ожидал увидеть, но тот, кто шагал немного впереди...
Макалаурэ споткнулся и остановился, не веря своим глазам.
Морок? Призрак?
Так ведь непохоже... звучит - живым...

+2

14

Конечно, отец не был доволен тем, что его развернули, таким образом указав на неправильный выбор пути. Но раздражение лишь мелькнуло - в жесте, в выражении глаз, а потом снова сменилось уверенностью. Феанаро буркнул коротко, развернулся и пошел уже в правильном направлении. Первым, разумеется, предоставив сыну следовать за собой. Как обычно. Как было всегда...
Майтимо, конечно, пошел, подумав мимоходом, что изменилось всё. И все... кроме самого Пламенного. Впрочем, для него время остановилось давным-давно, еще ДО. До смерти, до всех тех событий, что последовали за ней и о которых они ничего пока не знает. А когда узнает... изменится ли?
- Сейчас актуальней всего разведка, отец.
Майтимо негромко вздохнул. Да, Феанаро жил еще в том времени, считая, видимо, что бой продолжается. Он вообще знает, сколько прошло лет?
- Вражеские войска в Ангамандо. Сюда доходят лишь отдельные отряды. - Он постарался, чтобы голос звучал спокойно и уверенно. - Потери... пока невелики, пока нет полноценных военных действий. А данные... я покажу тебе карты, когда дойдем.
Майтимо поравнялся с отцом - говорить в спину было неудобно. Точнее, сделал попытку поравняться, но не успел. Из-за деревьев вышел Макалаурэ. И замер на месте. Наверное, он сам выглядел точно так же недавно, увидев отца...
- Кано. -тихо сказал он и посмотрел на менестреля, чуть кивнув.
Это правда, брат. Это не морок.

+1

15

Феанаро слушал молча, идя вперед в неизвестном ему направлении, но не замедляя шага. Разговаривать так было не очень удобно, однако эльда не задумался об этом, сосредоточившись только на том, что слышал. Он был готов услышать все, что угодно. Любые самые ужасные негативные новости. О том, что после его смерти все тут пошло прахом, армия была разбита, а Моринготто радостно торжествовал. Точнее не так, Пламенный был СОВЕРШЕННО НЕ ГОТОВ такое услышать, но боялся этого, надеялся, что его худшие опасения не оправдаются, однако в глубине души был убежден, что без него тут ничего нормально быть и не могло. Как это — нормально и без него?!
Не услышав ничего такого ужасного, по крайней мере, прямо сейчас, Феанаро даже удержался от вопроса о том, почему, собственно, полноценных военных действий нет. Он ни мгновения не подозревал сыновей в трусости, однако какая-то же причина у них была.
Неожиданно впереди показался нолдо, который узнал их раньше. Пламенному тоже пришлось резко остановиться, поскольку он не знал, как Канафинвэ отреагирует на встречу, судя по тому, что отец видел, эффект был более чем впечатляющим. С огромным неудовольствием Феанаро подумал, сколько раз ему еще придется увидеть подобную реакцию. Он уже был сыт ей по горло, а ведь так реагировать будут не только дети... А с другой стороны, а что он хотел, в сложившейся ситуации. Придется терпеть. Или... Или надеть капюшон, добраться до лагеря, а там уже публично объявить о своем возвращении и пусть все успокоятся за раз, без вот этого вот шокового состояния. Они что не в курсе, что эльдар бессмертны?
Однако встретить сына живым и здоровым было приятно. И что-то следовало ему сказать, помочь как-то, что ли.
- Я рад тебя видеть, Кано, - искренне улыбнулся Пламенный, сделав пару шагов вперед, но не особенно спеша, давая возможность Второму переварить увиденное и прийти в себя. - Не понимаю только, у вас тут вообще нет никакой дисциплины? Почему все ходят в одиночку за пределами лагеря? Крайняя беспечность с вашей стороны или тому есть разумная причина, которую я был бы не прочь услышать?

+1

16

Живой. Почти прежний. Странно... но так есть, и разбираться в том, как это получилось, стоит явно не здесь и не сейчас.
Макалаурэ поверил сразу - раньше, чем подошел и обнял отца, ощутив и руками несомненную его реальность. И то, что отец оказался недоволен не менее, чем рад, только усилило впечатление. Естественно, как может что-то быть правильным и происходить без проблем, если этим чем-то не предводительствует лично Фэанаро? Канафинвэ улыбнулся.
- С возвращением, atarinya. Прости мое изумление - очень уж определенно высказался тогда Вала Намо. Я не ждал, что ты сможешь вернуться, и тем более - так скоро.
Он разжал объятия и отступил на шаг. Удивление еще расходилось в сознании, то тут, то там вскипая гроздью маленьких пузырьков - как закипающая вода, - но привыкнуть было возможно. А ответить на вопрос отца - необходимо.
- Здесь сейчас спокойно, atto. Перевалы хорошо охраняются, и разведка давно уже не пропускала ни малейшего следа вражьих тварей. Нет необходимости держаться так строго, как во дни, когда мы только обустраивали здесь первые шатры.

+1

17

А Макалаурэ, кажется, куда быстрей справился с удивлением. Наверное, благодаря способности слышать, сразу определив, что перед ним не морок и не призрак, а живой эльда.
Майтимо остановился рядом с отцом. Молча согласился со словами брата... ведь и правда слова Намо были совершенно однозначны. Что могло заставить изменить свое решение? Впрочем, отец и сам мог не знать на это ответа...
Он улыбнулся, когда Пламенный, обозначив - и совершенно искренне, - что рад видеть сына, принялся высказывать свое недовольство - совершенно так же искренне. Отец никогда не был склонен к внешней сентиментальности, а так же к тому, чтобы скрывать свои мысли. Обижаться ни на короткое приветствие, ни на последующие слова было глупо. Скорее наоборот - то, что он не изменился, во всяком случае в этом, скорее радовало. Майтимо кивнул, показывая, что присоединяется к ответу менестреля и добавил:
- Тут сейчас относительно безопасно, отец. Оба лагеря охраняются очень тщательно.
Только сказав это, Майтимо вдруг сообразил, что отец вряд ли в курсе того, что Нолофинвэ тоже здесь, в Эндорэ. И как он на это отреагирует, предугадать было сложно. Впрочем, это все равно станет ему известно - не прямо сейчас, так позже. И, наверное, лучше не тянуть с этим.

+1

18

Феанаро улыбнулся и охотно обнял сына, однако при упоминании о Намо на его лице мелькнуло выражение мрачной неприязни, презрения и... не страха, но мучительного ощущения своего бессилия пред кем-то, кого не хотелось признавать выше, и ты еще не признал, формально, но в глубине души понимал уже всю силу и могущество, которые тебе не по зубам. Прежний Феанаро обязательно бы огрызнулся, сказал какую-нибудь гадость в адрес неуважаемого собой Валы. Прежний. Теперь же Пламенный скрипнул зубами и промолчал, выслушивая дальнейший отчет по поводу обстановки в лагере. В обоих лагерях. Настроение испортилось окончательно и бесповоротно.
- Хорошо, идемте, - мрачно бросил он обоим сыновьям и не дожидаясь их направился дальше по заданному Майтимо направлению. Вопросов задавать не хотелось. И говорить тоже. Вообще.

+1

19

Отец переменился в лице не просто резко - мгновенно, даже в прежние времена Макалаурэ нечасто мог вспомнить подобное. Пожалуй, не стоило упоминать Намо - тем более вот так, сходу. Но... как объяснить что бы то ни было, не объясняя?
Жизнь стремительно становилась многократно сложнее.
Ни о какой прогулке на отмель, конечно же, уже не могло быть и речи. Макалаурэ развернулся и зашагал обратно в лагерь вслед за отцом и братом. Недовольство Фэанаро было настолько явным, что казалось - еще немного, и его станет слышно, как отдаленный рокот неминуемой грозы. А ведь еще предстояло как-то пересказывать отцу все события прошедших без него лет, объяснять причины принятых решений и совершенных действий... пожалуй, Макалаурэ не очень-то этого хотел, и это нежелание удивляло его самого. Несмотря на то, что очень немногое за это время он сделал бы иначе, если бы мог.

+1

20

Отец никак не отреагировал на фразу о лагерях и вообще на их ответы на свои же вопросы. И, кажется, виной этому было упоминание Намо. Теперь оказавшись рядом с Пламенным, Майтимо мог видеть его лицо и то выражение, которое оно приняло - мрачное, замкнутое, не предвещавшее ничего хорошего. Никому. Обычно после этого вспыхивала буря... на этот раз ее не последовало. Пока не последовало, хотя прежний Феанаро вспыхнул бы, пожалуй, немедленно. Все же изменился...
Отец пошел вперед, и им с Кано оставалось лишь следовать за ним. Гадая, что же будет дальше. И не без внутреннего напряжения думая о том, что разговор, по сути, лишь начался. Очень, просто очень вряд ли молчание затянется надолго.
Ждать Майтимо не любил никогда. Да и не умел особенно, хотя и пришлось учиться. Но все равно он считал, что лучше все же начать действовать сразу, а потом пусть будет, как будет. Поэтому через некоторое время он все решился заговорить, рискуя сделать дурное настроение Пламенного еще хуже.
- Atto... может быть, нам все же стоит поговорить, прежде чем мы придем в лагерь?

+1

21

Некоторое время Феанаро шел молча, то ли борясь с внезапно нахлынувшим раздражением, то ли наоборот только подогревая его своими мыслями. Раньше ему всегда успешно удавалось включать в свою картину мира абсолютно все, что его окружало. Что-то - легко, иное - после некоторых раздумий. Если ищешь, то всегда найдешь. Вот и нужные объяснения рано или поздно всегда находились, оставляя позицию незыблемой, а веру в себя нерушимой. Теперь же... Теперь Пламенный столкнулся с тем, что есть то, что упорно не впихивалось в желаемый натюрморт, ибо было пейзажем за окном. Он не смог еще в полной мере это осознать, но чувствовал, и это пугало и раздражало одновременно. Пока что он знал только один способ борьбы - отодвинуть подальше и не думать, игнорировать, если нельзя было исправить или уничтожить. Игнорировать...
Сыновья шли молча следом, и Феанаро уже почти забыл об их присутствии рядом, когда неожиданно прозвучал вопрос. Эльда резко остановился, поворачиваясь к Майтимо и выныривая из своих собственных мыслей.
- Есть что-то, что я должен знать ДО прихода в лагерь? - в вопросе прозвучало беспокойство и в то же время упрямая решимость и убежденность в том, что никакие сведения и проблемы не остановят его на выбранном пути. Хотя решить их придется. И лучше - немедленно. - Говорите!
Пламенный требовательно окинул взглядом обоих сыновей, вернувшись снова к старшему.

0

22

Отец остановился так внезапно, что Макалаурэ едва не налетел на него. Пришлось шагнуть в сторону и довернуться, словно в бою... или по меньшей мере на тренировке. Отец всегда был очень быстрым, нужно снова привыкнуть к тому, что этот вихрь - часть каждого дня, если не каждой минуты.
Макалаурэ с удивлением понял, насколько это будет непросто. За время Исхода и годы Солнца он успел научиться жить текущим днем, принимать все случившееся как случившееся неотменимо, и не только научиться, но и привыкнуть. Он не был готов к возвращению отца. И никто не был, скорее всего.
Никто. Ни братья, ни родичи с другого берега.
Пламенный обращался к ним обоим, но смотрел на Майтимо, едва скользнув взглядом по второму сыну. Майтимо же отчего-то замешкался - или это время остановилось?..
- Твой брат здесь, - выговорил Макалаурэ негромко, голос внезапно чувствовался чужим и непослушным. - С большей частью своего народа. Потому и лагерей два - когда они пришли, я приказал перенести наш лагерь на южный берег.

+1

23

Отец вдруг резко остановился, и Майтимо едва успел затормозить, чтобы не налететь на него. А вот Кано почти налетел, хотя тоже среагировал быстро. Это было так похоже на Пламенного - он всегда так делал, когда его внезапно осеняла какая-то идея, он вообще редко был неподвижен и спокоен.
Майтимо встретил взгляд отца, стараясь не растеряться. Ведь он сам начал разговор... Мгновенную паузу заполнил брат. И, наверное, сказал самое главное... то, с чего следовало начать.
- Да. Нолофинвэ здесь. -он кивнул, не опуская глаз. Эта новость вряд ли понравится Пламенному... не говоря уж о всех остальных. - Они... пересекли Хелькараксэ, atto.
Продолжать он пока не стал. Пусть сначала Феанаро отреагирует на то, что услышал. И встал ближе в брату, плечом к плечу, давая понять, что готов принять на себя более чем возможный взрыв отцовского гнева.

+1

24

На акробатические номера сыновей Феанаро не отреагировал никак. Разумеется, они должны были сами догадаться, что он собирается сделать, и подстроиться заранее. А если нет, то и в процессе тоже нормально. Справились. Это было неважно. Важнее, что они хотели сказать. Ведь хотели же…
- Я знаю, - раздраженно вырвалось в ответ на слова Макалауре. И о том, что он здесь, и о том, что лагерей два… Разумно, в общем-то, что два. Правильно сделали, что ушли. Пламенный одобрительно кивнул сыну, отвечая одновременно и ему, и своим мыслям, и тем самым, не заметив главного в его пояснении.
Нельо добавил от себя, полагая, что отец этого не знает.
Феанаро только скрипнул зубами: слишком больно. И не от известия – от воспоминания. «Как ты мог сделать такое с братом?!». Если бы Финвэ ругался и кричал, Пламенный бы нашел слова, чтобы оправдаться. Он и так пытался это сделать. И раньше это всегда ему удавалось без промахов. Отец верил ему и слушал его. Раньше… Финвэ не укорял, не обвинял, не возмущался содеянным. Печаль, боль, потрясение, ужас, разочарование и… сочувствие, как будто бы он совершил что-то такое, за что заслуживал только жалости… Вот это ударило Феанаро больнее всего. Он объяснялся, его не услышали. Его жалели. ЕГО! Он не был жалким! Он никогда не был жалким! Он все сделал правильно, только к сожалению, на этот раз не все зависело от него…
Пламенный упрямо тряхнул головой, отгоняя неприятные воспоминания и заставляя себя вернуться к действительности. Нельзя позволять себе слабости. Еще не хватало, чтобы сыновья заметили… Они и так, наверное, что-то заметили, вон как подобрались и приготовились дать отпор. Ну вы-то тут при чем?! Вы этого идиота тащили на смерть? Да и не я ведь тоже. А обвиняют теперь меня. И вас вероятно…
- Он обвиняет вас? – вопрос мог прозвучать неожиданно для тех, кто был не в курсе внутреннего монолога, однако для самого Феанаро логика была совершенно определенной. – Или меня? Полагаю, отношения сейчас должны быть достаточно сложными. И Нолофинвэ определенно не преминет воспользоваться ситуацией. По-прежнему изображает из себя несчастную жертву? Никогда не понимал ни его, ни его позиции. Куда честнее и правильнее было уже признать свою неправоту или же выступить открыто. Сколько можно было делать вид, когда на самом деле он только и мечтал, чтобы меня не стало… И даже добился своего!
Все эти слова Пламенный хотел бы высказать не здесь и не этим собеседникам, естественно. Но ТАМ – не получилось. Он не смог это сказать, да его не захотели бы и слушать. Однако эмоции и возражения накопились и наконец-то получили свой выход.

+2

25

Макалаурэ покачал головой. Бурный всплеск отцовских эмоций не то чтобы не стал для него неожиданностью - но Куруфинвэ-младший не раз вел себя практически так же, и второй феаноринг за время вынужденного старшинства успел привыкнуть. Странно было понимать, что подобный взрыв в исполнении отца вызывает ненамного больше эмоций, чем в исполнении брата - разве что чуть больше удивления.
- Как же Атаринкэ похож на тебя, atto! - вырвалось у него.
Однако был задан вопрос, и на вопрос стоило ответить. Хотя можно было спорить на что угодно, что отцу ответ не понравится.
- Нолофинвэ не желал тебе смерти, хотя и многое хотел тебе сказать, когда добрался, - Макалаурэ старался говорить не просто сдержанно, но именно спокойно, хотя простой задачей это не стоило называть, но пытаться перекричать отца... - И мы действительно неправы перед ним и его нолдор. Но мы научились жить рядом и помнить, кто на самом деле наш враг, пусть это и не было просто. Не говоря уже о том, что жизнью Майтимо мы обязаны старшему сыну Нолофинвэ.

Отредактировано Маглор (2016-05-10 07:44:16)

+1

26

Знает?
Майтимо не смог скрыть удивления. Значит, те, кто в Чертогах, знают о происходящем за их пределами? Хотя те, кто погиб в Хелькараксэ... они ведь тоже пришли туда. А что еще знает отец таком случае? Позволено ли душам умерших узнавать обо всем или есть вещи, для них недоступные?
Впрочем, отец хоть и был умершим , но сейчас, напротив, проявлял все признаки очень активной жизни.И в самом деле так ярко видно был сходство между двумя Куруфинвэ - старшим и младшим, - что Майтимо невольно улыбнулся словам брата.
- Отношения действительно непростые. Хотя сейчас не в пример лучше, чем были пару лет назад. Нолофинвэ не желает тебе смерти, отец, -подтвердил Майтимо слова менестреля - и не желал ее раньше.
По сути, Кано коротко и достаточно исчерпывающе ответил на вопросы. Оставалась еще одна - пожалуй, самая важная и опасная - новость, но с ней как раз торопиться не хотелось. Майтимо кинул на брата взгляд, в котором явно читалась просьба предоставить это ему, а пока только подтвердил то, что было сказано раньше:
- Если бы не Финдекано, я либо уже был бы мертв, либо...
Он дернул головой с сторону Тангородрим. И закончил, хмурясь:
- Либо был бы не здесь.

Отредактировано Майтимо (2016-05-10 05:46:07)

+1

27

- Откуда ты можешь знать, чего он хотел или не хотел?! - моментально взвился Феанаро на привычный раздражитель. - Забыл уже, сколько времени он мутил народ, настраивая всех против меня? Непонятно только, чего он в итоге добился... Или вы оба не помните ничего... Что?! - оборвал свою обвинительную речь Пламенный, как только до него дошло, что именно он услышал еще.
Посмотрел на Кано, потом медленно перевел взгляд на старшего. Он не хотел спрашивать. Понимал, что Нельо будут неприятны расспросы на эту тему. С самого начала удовлетворился тем, что все как будто бы и так было понятно, зачем же бередить старые раны? Теперь же получалось, что все было не так просто. Хуже того, просто вообще ничего не было, и объясниться все-таки придется. И похоже, то что он услышит, его едва ли порадует.
- Я хочу знать, - неожиданно тихим голосом, полным тревоги, но довольно твердо и требовательно заявил Феанаро. - Я хочу знать, что случилось.
На самом деле он отчаянно не хотел ничего знать, чувствуя, что за этим знанием кроется нечто такое, очень важное, после чего мир, возможно, изменится непоправимо. Хотелось привычным движением загнать неприятные вопросы подальше, чтобы не вспоминать, не касаться, не думать. Нельзя было. То, что он услышит, было слишком важным. Настолько важным, что привычный поток обвинений в адрес брата неожиданно отошел на задний план. Это - подождет. А вот то, о чем переглядывались сыновья - нет. То, в чем они признались так синхронно, ничего толком не сказав.
В любом другом случае Пламенный добавил бы, что хочет слышать только правду. Однако он не допускал мысли, что ЕГО дети могут ЕМУ солгать. Они вне всякого сомнения могли что-то скрыть, но от прямо поставленного вопроса уйти не смогут.
- Что случилось с тобой? - Феанаро смотрел на Нельо в упор, и взгляд был извиняющимся, словно отец просил прощения и за то, что заставлял говорить о неприятных и, возможно, болезненных вещах. А может и за то, что не оказался рядом, и что-то ужасное смогло случиться и по его вине тоже. Опять его не было там, где было нужно...

+1

28

Макалаурэ усмехнулся все так же спокойно и невесело.
- О том, как именно Нолофинвэ мутит воду и настраивает народ, - проговорил он размеренно и упрямо, - мы все слышали по сути из одного источника. Если ты знаешь о том, что здесь происходило - вероятно, ты знаешь и этот источник. Нолофинвэ пришел сюда не в последнюю очередь потому, что дал тебе слово. Знаешь, если выбирать между словом нелюбимого родича и словом Моргота, я все-таки выбираю родича.
Но на следующей же фразе голос и взгляд отца переменились.
Ты хочешь знать, что случилось, отец?..
Ты действительно этого хочешь?
Ты сможешь принять все то, что мы расскажем? Сможешь понять?

Макалаурэ снова дернул углом рта и тихо произнес:
- Майтимо был в плену, и мы не сумели найти его и освободить. Сумел Финдекано, и то не сразу...

Отредактировано Маглор (2016-05-11 01:44:38)

+1

29

Майтимо отвечать на реплику о дяде не стал - Кано сделал это первым и достаточно исчерпывающе. Только коротко кивнул, давая понять, что согласен с братом.
Они помнили... А Пламенный, похоже, продолжал обвинять не того, кто бы виновен на самом деле. Сейчас у старшего феанариона было в голове много вопросов, но ни один из них он задавать не стал. Отец знал явно не все, что происходило в его отсутствие. Возможно, когда узнает, ответы будут совсем иными.
Тем более, что разговор повернул в другую сторону... это было неизбежно.
Майтимо читал во взгляде отца и такое характерное для него жгучее нетерпение, и гнев, и... вину. Он бы тоже чувствовал ее, наверное, узнав, что с кем-то из младших случилось что-то плохое, а его не было рядом. Неважно, по какой причине. Очень трудно было начать... и он благодарно улыбнулся Кано, за то, что тот взял это на себя.
- Да, это так. - голос звучал ровно, только чуть глуховато. - После того, как ты... погиб, к нам пришли послы от Моринготто...
Это было почти невыполнимо задачей - рассказать все коротко и спокойно. Не давая еще не пережитой до конца боли прорваться наружу. Рассказать как будто не о себе, а о ком-то другом, без лишних эмоций и подробностей... просто как было. Почти невыполнимой... Майтимо очень надеялся, что у него получилось.
- ... Финдекано нашел меня, atto. Узнал и пошел... один.
Песня... далекая, едва слышная... то ли наяву, то ли в бреду... Собственные голос - хриплый, срывающийся.... короткий, мучительно яркий миг надежды и снова - отчаяние...
Убей... пожалуйста... я не могу больше...
И - шелест крыльев, лицо друга - совсем рядом, снова надежда и снова отчаяние... Вспышка боли и темнота.

Все-таки эмоции вырвались наружу, как Майтимо не пытался их сдержать. Он виновато посмотрел на отца, когда рассказ был закончен.
Прости...
А потом опустил глаза и сказал очень тихо:
- Так все было... И это -он кивнул на искалеченную руку, - небольшая цена за свободу.

+1

30

В дискуссию о брате Феанаро ввязываться не стал. Раздражение и несогласие мелькнули во взгляде, но тут же сменились на напряженное беспокойство, которое вызвала вторая, более насущная и важная тема. Рассказ был нелегким не только для рассказчиков. Пламенный слушал молча, не перебивая, не переспрашивая, не вставляя комментариев. Только сжимал кулаки и несколько раз непроизвольно искал рукоять меча, которого у него не было. Разговаривать на столь непростую тему, стоя посреди леса на тропе друг напротив друга было нелегко. Особенно привыкшему сбрасывать свои эмоции и напряжение на все окружающие предметы Феанаро. Теперь же он застыл столбом, напряженно выпрямив спину, словно стоял на помосте и за его реакцией наблюдали недоброжелатели. Впрочем, так оно и было, но в тот момент нолдо было не до этого, а за напряжением он просто прятал отчаяние. Не гнев, не ярость - глухое отчаяние, от которого хотелось упасть на колени и выть, разбивая руки о землю, но даже не замечая этого. Черная боль, сродни той, которую он испытал у тела Финвэ, чувствуя себя почти безумным, ибо от горя с трудом воспринимал окружающую действительность. И эта страшная потеря, равной незаживающей раной оставшаяся в сердце навсегда, теперь отозвалась с новой силой, когда он слушал невероятные, ужасные, не укладывающиеся в голове подробности того, что произошло с его сыном. Моринготто продолжал отнимать у него все самое дорогое, делая это все более жестоко и изощренно. Нельо стоял перед ним живым, но произошло это, по его же собственным словам, по невероятной случайности и благодаря вмешательству Финдекано. Надо же, как сильно Пламенный ошибся в своей оценке этого из племянников... Впрочем, он всегда ему нравился больше других и уж точно намного больше его отца. Но главное было сейчас не это.
Во всем случившемся Феанаро ощутил свою собственную вину.
Он опоздал, когда погиб его отец. Не стоило соглашаться и идти на этот идиотский праздник. Он должен был остаться дома, и тогда все пошло бы иначе. Если честно, иногда его посещали сомнения в том ,что он мог бы что-то изменить, если бы был тогда в Форменосе, и отец придерживался такой же точки зрения. Но Пламенный упрямо гнал от себя эти мысли. И ощущение непобедимости Моринготто он тоже гнал, не намереваясь его признавать. Знал, постиг уже, что это так, но признавать упрямо отказывался. Он должен был спасти отца, не дать украсть Сильмариллы, защитить сына... Он был уже почти у стен Ангбанда, и гибель оказалась нелепой случайностью, несвоевременной и роковой. Он мог победить. Он должен был победить. Воспользовавшись его отсутствием Моринготто подло заманил Нельо в ловушку и... Если бы Феанаро был с ними, ничего подобного никогда бы не произошло. Это была его вина, потому что это была его война, из которой его безжалостно и преждевременно выкинули. И еще ему же и предъявляли претензии в том, что он не прав... Смешно, но вполне в духе... А заплатить пришлось детям. Нельо... Страшно было представить как этот негодяй измывался над его сыном, наверняка намереваясь отомстить ему, отцу. Нельо пришлось все это вынести именно потому, что Моринготто жаждал унижения того, кто бросил ему вызов даже вопреки и при полном бездействии Валар. Они не посмели. Феанаро посмел. Одна ошибка, его ошибка, а расплачиваться пришлось не ему...
Пламенный резко шагнул вперед, порывисто обнял старшего, не в силах больше сдерживать эмоции, судорожно прижал к груди, силой объятий бессознательно выражая свои отцовские чувства, и с болью выдохнул первые слова с начала рассказа:
- Прости! Прости меня, Нельо!
Слова, полные боли и искреннего раскаяния.
- Это только моя вина...
Признать свою неправоту было сложно. Но не признать, когда все было столь очевидно, тоже уже не получалось. Отец не принял его раскаяния. Что, если сын тоже не примет? Придется жить с этой болью до конца времен.

0


Вы здесь » Средиземье: Все эпохи мира » Чёрная книга Арды » 6 ПЭ. Я вернусь, даже если не ждали [AU]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC