Вверх страницы

Вниз страницы

Средиземье: Все эпохи мира

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Средиземье: Все эпохи мира » Чёрная книга Арды » 6 ПЭ. Я вернусь, даже если не ждали [AU]


6 ПЭ. Я вернусь, даже если не ждали [AU]

Сообщений 31 страница 51 из 51

1

Время и место действия: озеро Митрим, лагерь Феанорингов, в дальнейшем - лагерь Нолофинвэ, 6-й год

Персонажи: Феанаро. И все, кто теоретически живет в обоих лагерях на тот момент.

Описание эпизода и необходимые предупреждения:
АУ: Вскоре после передачи короны, но еще до того, как нолдор начнут разъезжаться с озера, в лагере Феанорингов появляется Феанор. Живой. В перспективе планирующий навестить и родичей на другой стороне.
Участвовать могут все желающие, имеющие основание там находиться, только плиз, предупреждайте о вашем вливании в игру, потому что мы хотим не массовую встречу у ворот, а постепенное втягивание. Начинаем с Маэдроса, остальных ждем - по логике и по смыслу.

P.S. Так получилось, что мы сейчас с Маэдросом встретимся, а потом уже подходите остальные :) Не дошел я до лагеря...

Отредактировано Феанаро (2016-04-19 22:06:12)

+1

31

Майтимо рассказывал - и Макалаурэ, привалившись к толстому стволу ясеня, слушал и вспоминал, хотя странно вспоминать то, что не забыто. Он видел эти события с иной стороны, даже теперь смотрел на них в какой-то мере отстраненно, и не его черед рассказывать был сейчас. Не его. Если отец захочет - Макалаурэ расскажет, но не стоит вмешиваться раньше должного.
Отцу сейчас и так очень непросто. Едва сдерживается. Все-таки хорошо, что этот разговор произошел не в лагере, не стоит остальным - что младшим, что квэнди их народа - видеть отца настолько подавленным, обескураженным, даже и испуганным... Им бы привыкнуть к самому тому, что отец вернулся.
Не самая простая задачка.
А рассказ Майтимо тек дальше и завершался, и лицо Фэанаро отражало все большую боль и все большее отчаяние. Плакать он, конечно же, не мог. Но мог обнять сына, сказать хоть что-нибудь... когда наконец это произошло, и чувства Пламенного прорвались словами, Макалаурэ понял, что испытывает какое-то странное облегчение, будто произошло нечто, без чего было бы очень неправильно, но что могло и не случиться.

+1

32

Рассказывая - и очень стараясь делать это спокойно, не сообщая совершенно ненужных никому подробностей, - Майтимо не мог не видеть реакцию отца. Как тот сжимает руки, как ищет рукоять меча... У него даже мелькнула не совсем уместная удивленная мысль о том, почему Феанаро вернулся безоружным, ведь места тут все же были не такими безопасными. Он видел, как бледнеет его лицо, видел отчаяние в глазах... Наверное, он ожидал немного другого - гнева на Моринготто, ярости... Но точно не того, что услышал, закончив рассказ.
И растерялся. Совершенно растерялся, оказавшись в объятиях отца. Уткнулся лбом в его плечо, пытаясь справиться с собой. Затем поднял голову и ответил глухо:
- Ты не виноват, atto... мне нечего тебе прощать.. я сделал глупость тогда и поплатился...
Вина - их общая вина, - была в другом. И была намного раньше. И вот ее... понимает ли Пламенный - ее? Потому что дальше ведь надо будет рассказать и о другом.
- Все уже в прошлом, - Майтимо справился с чувствами и теперь говорил почти спокойно. - Я здесь, я вернулся...
Сказать сейчас? Или подождать немного, когда утихнет буря в душе отца, вызванная его рассказом? Или не тянуть и пусть станут известны все новости разом?
Он вопросительно посмотрел на молчавшего пока Кано. И решился. Потому что вдруг подумал, что брат может взять это на себя и тогда неизбежный гнев Пламенного падет на его голову.
- Ты должен знать еще кое-что, отец. -губы Майтимо чуть сжались, а в глазах появилось упрямо-решительное выражение, - Я теперь не король нолдор, хотя был им после... тебя. Я отказался от прав на власть и передал их Нолофинвэ.

+1

33

"Не виноват..." Конечно же, виноват, и нечего тут спорить! Однако настаивать на своем или что-то разъяснять Феанаро не стал, и его несогласие выразилось только в более сильных объятиях в ответ на слова сына. И в упрямстве, промелькнувшем в выражении лица поверх сострадания и отчаяния, но и только. Реакция Нельо, как ни странно, вполне удовлетворила Пламенного, в отличие от похожего разговора с Финвэ. В словах отца он услышал нежелание простить его ошибку, сын же просто пытался его оправдать, беря вину на себя. Что ж, это было ожидаемо и это было можно понять. Только Феанаро не нуждался в оправданиях. Он свою вину знал. Ровно столько, сколько ее было. Не меньше, но и не больше. Впрочем, он не станет объяснять это детям. Им и так многое пришлось пережить, пока его не было.
Пламенный все еще находился под впечатлением только что пережитого, хотя уже начинал размышлять о том, что пора бы и продолжить путь, а остальное обдумать по дороге, когда Нельо сказал... Эльда поднял на сына удивленный взгляд, словно ослышался и не верил своим ушам, прося повторить что-то более нормальное. Или же ожидая (хотя это было бы уже слишком) увидеть на лице сына улыбку и уверение в том, что он пошутил. Старший не улыбался. Кано тоже, похоже, был далек от веселья.
- Что ты сказал? - все еще не веря переспросил Феанаро с невероятной растерянностью в голосе. Казалось, следующей фразой будет: "Ты в своем уме, сынок, или умом тронулся от всего, что с тобой произошло?"
- Зачем?
В здравом уме и в твердой памяти Пламенный никогда бы не задал именно этого вопроса. Он был бы зол. Нет, он был бы в ярости. Рвал и метал. Кричал. Возмущался. Искал вину со стороны брата. Обвинил во всем Валар. Сообщил бы сыновьям все, что думает об их умственных способностях, а также о том. что это у них от матери. Однако сейчас, не успев еще отойти от одного шока, не веря, ни на мгновение не веря в правдивость услышанного, даже не допуская такой мысли, Феанаро не успел включить эмоции, и потому вопрос пришел от голой логики. И в самом деле, если смотреть в суть вопроса, то "зачем" было гораздо важнее "почему". Зачем можно было отдать Нолофинвэ корону, даже если на миг предположить возможность совершения столь бредового поступка?!
- В... благодарность за спасение? - подбросила логика. Что, серьезно?! - И он... взял?!
А что удивляться-то! Брат всегда только и ждал, чтобы занять его место. Ну вот дождался удобного момента и занял. А как хотелось думать о нем лучше! Когда-то хотелось... Подлец!

0

34

- Не так, отец, - Макалаурэ наконец отлепился от ствола, подвинулся ближе к брату. - За Нолофинвэ идут. Все, кого мы бросили, идут за ним. Ни за кем из нас они не пойдут, никого из нас не станут слушать как предводителя и короля. Мы бросили их, отец, и более не имеем на них права. А война требует единого народа, единого войска - и одного вождя.
Я не стану говорить - ты бросил. Потому что мы все послушались твоего приказа, приняли твое решение, разделили ответственность. Лишь Майтимо пытался его оспорить - но и то... Нет, отец. Никого из нас, не только тебя.
Прежде Макалаурэ в голову бы не пришло всерьез спорить с отцом, защищая - ладно бы брата, но дядю, которого он - при всем уважении и признании достоинств - не любил. Прежде даже необходимости такой не возникло бы. Прежде невозможно было бы решение любого из феанариони, не понятое отцом.
А сейчас отец не понимал.
Не хотел понимать.
И принудить его не смог бы никто во всем мире.

+1

35

Все же Пламенный изменился. Это его старший сын понял по тому, что за его словами не последовало ни гнева, ни возмущенных слов. Только удивление... впрочем, пока это можно было списать на шок.
- Король нолдор теперь Нолофинвэ, - повторил Майтимо и уточнил зачем-то: - Верховный король.
Вопрос поставил его в тупик. Зачем? Логичнее было бы спросить, почему. Выяснить причину. Но отец, похоже, не понял самой сути. Для него передача короны была совершенно нелогичным и бессмысленным поступком и совершить его можно было бы скорее безо всяких оснований, чем эти основания имея. Так, по крайней мере Майтимо воспринял именно так сформулированный вопрос.
И сказанное дальше его в этом впечатлении лишь утвердило. Он не прерывал Кано, ответившего первым. Только подтвердил:
- У нас общий Враг, отец. Мы должны сражаться с ним, а не друг с другом. А для этого нужно быть одним народом. Мне было этого не добиться, никому из нас, Кано верно сказал.
Были еще причины, но о них - потом.
- И благодарность тут не при чем. Хотя то, что сделал Финдекано... после этого просто нельзя было продолжать делать вид, что у озера Митрим всего лишь один берег. Или что тех, кто на другом, просто нет.
Снова пауза, во время которой Майтимо собирался мыслями.
- Да. Он взял. Потому что тоже это понимает.
Он посмотрел в глаза отцу. Твердо и прямо, давая понять, что убежден в каждом своем слове.

+1

36

- Идут?! - Вот теперь наконец Феанаро сорвался. Точнее взорвался, ибо Канафинвэ не просто задел за больное, а ткнул туда, уверенно и решительно. Но об этом Пламенный задуматься не успел: он просто услышал то, что услышал, и его снесло.
- Разумеется, за ним идут! - В голосе неожиданно оказалось столько ярости, гнева, ненависти, словно все это копилось годами, и только теперь нашло свой выход здесь. Впрочем, отчасти так оно и было. - Только все это началось не сейчас. И даже не после смерти отца. Этот раскол зародился многие десятки лет назад, и не нужно мне говорить, что это я в нем виноват! Я пытался понять! Я пытался что-то исправить, но никому не было до этого дела. Отец делал вид, что ничего не происходит. Валар не придумали ничего умнее, чем сослать меня в Форменос. И никто, никто не желал меня слушать. И когда все случилось... Неужели вы все забыли?! Неужели не помните, что они потащились за нами только затем, чтобы в самый неподходящий момент... Ему было совершенно наплевать на все, и он еще смел обвинять меня... Они все обвиняют...
Но что, по-вашему, я должен был ждать, когда он ударит мне в спину?! Иметь впереди Моринготто, а сзади брата, который ненавидел меня едва ли не больше, чем Темный Вала? Так я должен был поступить, да?

Не самое лучшее время и место объяснить детям мотивы своих поступков, но сложилось так, как сложилось. Нельо только подлил масла в огонь своими репликами, и Феанаро добавил и ему.
- Единый народ?! Нолдор уже не одно столетие не были единым народом. И не надо мне рассказывать сказки! Верховный король! Только об этом он всю жизнь и мечтал. С самого детства. Искал удобного случая, чтобы не просто избавиться от меня, но и занять мое место. Лицемер! И вот ему наконец повезло. Повезло, когда я погиб в бою, в который он и идти не собирался, а вы... вы не смогли ему отказать и дать достойный отпор! Ненавижу!
Словарный поток иссяк, но эмоции все еще душили теперь уже бывшего короля. Поэтому он просто развернулся и пошел прочь в первоначально заданном направлении, пытаясь то ли справиться с собой, то ли наоборот еще больше накрутиться. Хотя вроде бы, больше уже было некуда. Он и так кипел ненавистью и возмущением так, что мог утопить в них все живое на много миль в округе.

+1

37

Отец все же сорвался.
Надежда, проклюнувшаяся было в сердце Макалаурэ, мгновенно угасла: не понимает и не хочет понимать.
Как же ты не видишь, отец - насколько нам сейчас и здесь не до ревности! Макалаурэ едва не произнес это вслух, но возглас замер на губах: не видит, действительно не видит, его же столько лет не было здесь - и что с того, что он многое читал на гобеленах... многое - но далеко не все, и даже гобелены Вайрэ - не то же самое, что присутствовать, быть рядом, соприкасаться...
Может быть, узнав и увидев больше, отец сможет понять... не меру своей неправоты, нет, на это Макалаурэ не надеялся и иллюзий не строил, но хотя бы - причины и меру их, сыновей, несогласия с его представлениями?
Поймет. Если захочет.
Но почему Макалаурэ ощущал себя опасно близко к уверенности в том, что отец не захочет?

+1

38

Майтимо слушал отца, не отводя глаз. Не перебивая, не пытаясь возражать или оправдываться. По его лицу трудно было понять, что он чувствует. Разве что оно стало чуть бледней, чем обычно, да губы сжались плотней. Когда Феанаро замолчал, он тоже заговорил не сразу. На миг опустил ресницы и глубоко вздохнул, как перед прыжком.
- Мы ничего не забыли, отец. Нолдор...
Голос, сначала звучавший неуверенно и глухо, окреп. Никогда раньше Майтимо не спорил с отцом - вот так. С полным сознанием своей правоты. Никогда не противопоставлял свою точку зрения - его. Никогда - на равных.
- Нолдор действительно не были единым народом, отец. Долгое время не были. Сейчас... пришла пора это изменить. И мы, и они - короткий жест в сторону того лагеря, - Пришли сюда сражаться с одним Врагом. И их, и нас эта тварь на черном троне поодиночке раздавит. Моринготто - в голосе зазвенела ненависть, - получил бы отличный подарок в виде двух враждующих армий по разные стороны озера. Ему бы даже ничего делать не пришлось, только ждать, пока мы друг друга уничтожим сами. Ты считаешь, что надо было все оставить, как есть?
Он замолчал, собираясь с мыслями. Отец не понимал, он жил... той, прежней жизнью, в которой все было иначе. Он видел то, что привык и считал нужным видеть. Наверное, по-другому он просто не умел. А им пришлось научиться.
- Нолофинвэ... Это было не его решение, отец. Это решил я. Я просил у него прощения за совершенное в Лосгаре. Я передал ему корону нолдор, слушая голос сердца и разума. Иного пути я не видел, не вижу и сейчас. И считаю, что поступил правильно.

+1

39

Феанаро не дождался никакой реакции, но он, в общем-то, ее и не ждал. Ему просто надо было высказаться, как обычно. А если еще точнее, то выплеснуть накопившиеся эмоции, в основном, естественно, негативные. Когда он развернулся и пошел прочь, пылая праведным гневом, он и не понял сразу, что за ним никто не последовал. Сыновья остались стоять там же, где и стояли. И если Канафинвэ молчал, то Нельо… Когда Пламенный услышал за своей спиной голос, громкий и уверенный и притом НЕ ПРИБЛИЖАЮЩИЙСЯ, он настолько оторопел, что невольно замедлил шаг, а потом и вовсе остановился, резко обернувшись. Он бы пропустил слова сына мимо ушей, ибо это были вовсе не те слова, которые он хотел услышать. Но неподдельные эмоции заставили прислушаться, а дальше… Феанаро все же ненавидел Моринготто в сто раз больше, чем брата. И тем более его потрясло, что старший говорил как раз о том, о чем даже боялся думать он сам. Говорил уверенно, твердо и явно придя к этому на собственной шкуре в прямом смысле этого слова. С этой стороны Пламенный проблему никогда не рассматривал, и ракурс показался ему не лишенным смысла. А ведь Нельо прав, помогать Моринготто было нельзя ни в чем.
Феанаро настолько проникся неожиданным открытием, что незаметно для себя начал двигаться в обратном направлении. Раньше он никогда бы не позволил себе вернуться, если только не затем, чтобы окончательно припечатать и оставить за собой последнее слово. В любой другой ситуации вернуться значило признать свое поражение. Этого он не допускал никогда, порой жертвуя даже здравым смыслом в угоду тому, чтобы не уступить ни на шаг. Сыновей он не воспринимал своими противниками, и ему не пришло бы в голову считать, что он им проиграл. И все же раньше они бы поспешили за ним следом…
В этот момент Феанаро не думал обо всем этом, его вело назад внезапно посетившее открытие. Как это он раньше не додумался?! Нолофинвэ со своими происками теперь, в сложившейся ситуации становился просто опасен. И это нельзя было сбрасывать со счетов. Больше – нельзя. Ненависть и правда могла сыграть на руку Врагу, который был силен, несмотря на то, что верить в это не хотелось.
Феанаро уже почти вернулся на прежнее место и даже собирался поделиться посетившими его мыслями, когда Нельо неожиданно продолжил. Миг благостного покоя был слишком краток, потому что Пламенный чуть не задохнулся, когда только услышал.
- Что?! – Вот теперь он точно не выдержал, сминая даже те границы, которые всегда ставил себе в отношениях с сыновьями, сдерживаясь больше, нежели по отношению к другим. – Это ты решил! – гневно воскликнул он, явно с усилим остановившись, не доходя до Майтимо нескольких шагов, чтобы не вцепиться в него. Махнул в его сторону обвиняющее-указующим жестом. – А кто дал тебе право отдавать кому бы то ни было корону отца? Корону твоего деда! И с какой стати ты вздумал просить у него прощения? Неужели ты был в чем-то виноват перед ним? Да? Нет? Тогда с чего это взбрело тебе в голову?! Отказаться от собственного народа! Зачем?! Если ты полагал, что не справишься, у тебя полно братьев, на которых можно было рассчитывать. Вот сейчас на мгновение мне показалось, что за прошедшие годы ты серьезно повзрослел, а теперь вижу, что вы тут вообще непонятно чем занимаетесь после того, как меня не стало! Я хочу, нет, я требую немедленно объяснить мне, чем вы думали, когда совершили столь идиотский поступок! Вот не думал, что вернусь и не обнаружу тут ничего – ни армии, ни народа, ни даже внятного объяснения ситуации! Как ты мог так поступить?!

+1

40

Макалаурэ не выдержал. Оттолкнувшись от ствола, к которому, казалось, почти прирос, он в несколько стремительных шагов оказался между отцом и старшим братом. Когда он заговорил, он не повысил голоса, но слова звучали так же, как в бою или перед боем, когда необходимо перекрыть любой шум и достучаться до каждого разума и каждого сердца.
- Отец. Услышь. Майтимо решил так, как решил, по праву короля и долгу короля, и нолдор приняли его волю - волю короля, Aran Etyangoldian. Ты был мертв. Он сделал то, что было возможно, усмиряя раздор, и нолдор его услышали.
Фэанаро смотрел так, что, будь его взгляд и в самом деле пламенным, пепел обоих сыновей уже развеивал бы над тропинкой легчайший ветер. Но невозможно было не пытаться, иначе все, что уже сделано, отец разрушит одной вспышкой своего гнева, и хрупкий мир снова сменится в лучшем случае неловким перемирием.
- Отец, мы виновны. И ты, нарушивший свое слово, и мы, не оспорившие этого. Нолофинвэ свое слово сдержал. Они шли на помощь, и они помогли. Отец, ты неправ.

+1

41

Майтимо, честно говоря, испытал некоторое желание отступить хотя бы на пару шагов назад, пока отец произносил свою гневную речь. Но сдержался и даже глаз не опустил. На его лице появилось решительно-упрямое выражение, безо всяких слов говорящее о том, что он не намерен сдавать позиции и по-прежнему считает себя правым.
- Мы виноваты, отец. Кано верно сказал. Перед ним? Нет, не только. Перед всеми... Я не мог больше быть королем для той части народа, которую... мы предали. Они никогда не признали бы ни меня, ни кого-то из братьев.
Он встал рядом с братом, положив ему руку на плечо, одновременно поддерживая и давая понять, что должен сам разобраться со всем происходящим.
- Я так поступил, потому что не мог поступить иначе. И думал.. много о чем, отец. Это было не внезапно принятое решение. А право... да, я принял его по праву короля, которым был тогда. Если верховный король не может сплотить свой народ, он должен уступить власть тому, кто может, а не цепляться за нее неизвестно зачем.

+1

42

Когда Канафинвэ неожиданно влез в скандал, в котором до этого он участия не принимал, Пламенный сначала не особо удивился - сыновья часто друг друга выгораживали. Разве только что наглости раньше у них было намного меньше. Но момент для того, чтобы выговаривать за дурные манеры, был не самым подходящим, и Феанаро вначале только поморщился недовольно. Кано ему просто помешал, и было острое желание отодвинуть его в сторону и продолжить орать. Его ведь не спрашивали, нечего было и влазить. Поначалу отец даже и не особо слушал, что он там говорил. Уловил он только одно: он был мертв. Да, он погиб, а дети просто растерялись и не справились. Это не радовало, однако можно ли было требовать от них больше?
И тут...
Нельзя сказать, что никто никогда не говорил Феанаро в лицо, что он неправ. Нельзя сказать, что никогда этого не делали дети. Однако если раньше это звучало скорее в юношеском запале, с желанием доказать свою точку зрения, то тут... Пламенный перестал воспринимать Канафинвэ как назойливо мешающий предмет и посмотрел ему в лицо. С немалой долей удивления и интереса. Еще не зная, как реагировать, но понимая, что не отреагировать нельзя. Хуже всего было то, что слова, предшествовавшие, Феанаро благополучно пропустил мимо ушей, а теперь силился вспомнить и понять, о чем речь. Силился и не мог.
А решать нужно было быстро, ибо такие ситуации требовали немедленного вмешательства, иначе роняли авторитет, что было совершенно недопустимо.
Пламенный умел соображать быстро.
Поэтому, когда Нельо заговорил, явно поддерживая брата, отец попытался прислушаться к его словам и выжать из них максимум, чтобы принять оперативное решение, и притом не ошибиться.
Пожалуй, да. Нолдор давно уже были расколоты, нравилось это кому-то или нет. Феанаро мог закрывать на это глаза тогда, но теперь это было уже слишком очевидно. Часть вне всякого сомнения шла за ним, как истинным наследником отца, но другие... Они еще в Тирионе откровенно поддерживали брата, предпочитая его Феанаро. Неудивительно, что тут они отказались слушать его детей. Если уж он сам не смог добиться единства, то как можно было ожидать этого от мальчиков?! Тем более, что до того ли им было...
- Я понимаю, - неожиданно сбавив тон примирительно заявил Пламенный, внимательно глядя на обоих сыновей, приготовившихся дать ему отпор. А они тут неплохо спелись! Впрочем, это было даже хорошо, они же братья. Родные, не то, что некоторые, но об этом потом. - Наверное, тут многое произошло за это время, о чем мне еще только предстоит узнать. Может быть, я сужу о чем-то предвзято или не вполне верно, как ты выразился, Кано. Но это лишь оттого, что меня так долго тут не было. И вам придется рассказать мне об этом. И вероятно, я не вполне справедлив, и у Нельо была причина, о которой он тоже непременно мне расскажет.
Причина, которая меня удовлетворит в качестве объяснения, а не тот бред, что вы тут несете. Что сделано, то сделано, обратно не вернешь. Досадно, но нужно было уметь принимать неудачи с тем, чтобы снова и снова искать верный путь и находить его. Феанаро не создал бы ничего стоящего и не был бы Великим мастером, если бы не умел проигрывать и начинать все сначала.
- Ситуация, которую я вам оставил, была не самой лучшей, это правда. Думаю, что вы все же справились с ней. И я хотел бы услышать о результатах.
Вот так вот. Скользкие вопросы оставим в стороне. И корону. И Нолофинвэ. С этого с самого начала следовало начинать - сначала во всем разобраться. Он так и хотел, это сыновья все вывалили на него сразу, не дав опомниться. Ничего, они это тоже не ос зла, а от неожиданности. Сейчас во всем разберемся.
"И все же они повзрослели! "- пришла запоздавшая мысль, неожиданно принесшая с собой гордость. Могло ведь быть, в общем-то и хуже.

+1

43

Гроза, казалось, была в самом разгаре, и Майтимо чувствовал, что они с братом находятся в ее эпицентре. И вот-вот ударит гром и сверкнет молния такой силы, что не устоять никому. Но...
... Все кончилось, едва начавшись. И это было странно, потому что отец... он ведь был и правда кипел от гнева. И его неожиданно спокойный тон резанул по слуху едва ли не сильней, чем крик до этого.
Пожалуй, примирительный тон отца был сродни тишине в комнате Амбаруссат. Когда оттуда не раздавались болтовня, хохот, стук падающих предметов и прочие подобные звуки - жди беды.
Но тревога тревогой, а нужно было ответить. И Майтимо очень постарался сделать это спокойно и внятно.
- Да, отец. Произошло многое. Хотя основное мы уже рассказали. Что же до причины... мне казалось, что я ее изложил.
Майтимо вдруг подумал, что это вполне в духе Пламенного: не умея найти объяснений тому, что ему категорически не нравилось, он создавал его сам. Для себя. Внутри себя и своего мира. То объяснение, которое устраивало лично его. Так было всегда. С ссорами с братом, с мамой... да со всем. Он построил себе жизнь, в которой он, несмотря ни на что и ни на кого, был всегда прав.
Стена. Непробиваемая стена. Биться в нее - есть ли толк? Чревато разбитым лбом - и только.
- Какие именно результаты тебя интересуют?
Майтимо говорил спокойно и ровно - как пришедший с докладом верный. Отец хочет узнать нынешнее положение вещей? Что же, он готов его изложить.

+1

44

Отец переменил тон так внезапно, что Макалаурэ едва не споткнулся - не сходя с места. Что это - попытка разобраться или только затишье перед настоящей бурей? Пальцы Майтимо, сжавшие его плечо, едва заметно подрагивали в одном ритме со словами старшего фэанариона, словно где-то в мыслях он отбивал такт тому, что говорит. Старшему брату не нравилось то, как заговорил теперь Фэанаро. Настораживало. Что же, эта недобрая собранность, по крайней мере, представляла собой нечто определенное, и уже поэтому была лучше растерянности самого Макалаурэ.
Песнопевец аккуратно высвободился и чуть подался назад, не отходя от брата, но оставляя его однозначно заглавной фигурой с их стороны. Проклятье, как же это получается - не просто спор с отцом, не просто сложный разговор, а полновесное разделение на спорящие стороны, словно они стоят на разных берегах моря?!
На разных берегах...
Может быть, в этом дело? Те, кто провел последние годы здесь, так или иначе видели оба берега озера Митрим и знали, даже если не понимали, точку зрения обоих берегов. Можно было относиться к пришедшим следом как угодно - невозможно было делать вид, будто они не пришли.

+1

45

Впервые в жизни, наверное, Феанаро внимательно следил за реакцией сыновей и пытался оценить ее и сделать выводы. Он не привык воспринимать их как реальных противников. Да и теперь не собирался. Однако что-то изменилось, но он еще не до конца понял, что именно. Ничего, разберется еще. Скорее всего, мальчики просто привыкли тут жить без него, решать все самостоятельно. И теперь им было сложно. Нужно было дать им время, тем более, что время требовалось и ему самому. Но вот слушать их следовало теперь повнимательнее, если он действительно хотел во всем разобраться. Это раньше он владел ситуацией, угадывал с полуслова, о чем речь. Теперь же ему еще предстояло понять, что же тут произошло без него. И что с этим теперь делать дальше.
Нельо не стал объяснять причин, и Феанаро благосклонно решил пока не настаивать, хотя и был совершенно неудовлетворен. Ничего, поговорить они еще успеют, когда все остынут, придут в себя. Они не ожидали, что придется объясняться и потому теперь были растеряны. То, что сыновья вполне успешно держали себя в руках и как минимум растерянными их было считать сложно, Пламенный как обычно в расчет брать не стал: сказал, растерянные, значит, так оно и было.
Кано тоже неожиданно не стал ни спорить дальше, ни возражать. Вообще замолчал и очевидно вышел из разговора. Ладно, с тобой тоже позже.
- Расскажите мне коротко о том, что тут произошло с того самого момента, когда я погиб, - предложил Феанаро, приняв решение. - То, что вы уже рассказали, можно опустить, но остальное, как мне кажется, мне нужно знать хотя бы в общих чертах. И пойдемте уже в лагерь. Поговорить можно и по дороге, а стоять тут глупо и совершенно непродуктивно. И да, Кано, далеко еще до лагеря?
Пламенный намеренно пытался втянуть в разговор обоих братьев, понимая, что в противном случае Нельо все возьмет на себя, а он в этот момент остро чувствовал потребность контролировать сыновей, понять их, вывести на контакт и понять, насколько далеко все зашло тут без него.

0

46

Отец... Майтимо все пытался понять его реакцию, точнее то, что было - за ней. Не видимое глазу.
Бывают такие грозы, которые ходят кругами, попав в розу ветров. Одна и та же туча возвращается снова и снова, вновь сверкая молниями. И сейчас старшему сыну Феанаро казалось, что происходит нечто подобное. Пока было тихо, но вот-вот ветер вновь сменит направление и разразится очередная буря.
Кано, по-прежнему не говоря ни слова, отошел чуть назад, в то же время обозначая, что он на стороне брата. И... да, это сильно резануло по сердцу: они стояли теперь друг напротив друга как... противники. Понимал ли, чувствовал это отец? Или снова решил не замечать того, что было ему не по нраву и не вписывалось в привычное и удобное понимание мира?
- Да, идем.
Майтимо мысленно вздохнул с облегчением: когда они пойдут дальше, это противостояние будет уже не таким явным. Хотя, конечно, никуда не денется.
- Часть ты действительно уже слышал... Пока не происходит ничего особенного, отец. Военных действий - открытых - мы пока не ведем. Основное сейчас - разведка, изучение новых земель. Мы пришли к решению, что нужно расселяться, искать места, где мы построим свои крепости. На данный момент это основное.
Они пошли обратно - к лагерю. И только сейчас Майтимо понял, ЧТО их там может ждать. Возвращение Пламенного будет... нет, не новостью, а событием, которое перевернет все.
Впрочем, отступать было явно и категорически некуда - они уже подходили к воротам.

+1

47

Шагая вслед за отцом и братом, Макалаурэ торопливо пытался оценить происходящее еще раз. Отец выглядел и звучал нервно и неровно, его настроение то и дело менялось от крайности к крайности за считанные мгновения. Уже не огонь очага, не пламя горна, не жар костра - что-то иное, не пожар пока что, но по меньшей мере его предвестие.
И этому пламени теперь снова вести нолдор? Яростному, неостановимому, целеустремленому - но переменчивому, безжалостному, слепому в своей ненависти, безрассудному в своем недоверии? Это беспокоило, очень сильно беспокоило. Пожалуй, даже пугало. Им - родичам с разных берегов - так недавно удалось наконец переломить вражду и рознь, сделать первые устойчивые шаги друг к другу, довериться хотя бы в немногом, и вот сейчас все сделанное может... просто рассыпаться?
О нет. Хуже, много хуже. Маятник качнется назад. Ненависть заполыхает с новой силой. Если только отец не пожелает понять и принять, насколько все изменилось здесь без него. Нет. Не так. Насколько он был неправ с самого начала, слепо обвиняя брата и не желая оглянуться на себя.

+1

48

Дети явно не желали спорить или же просто поняли, что уже переборщили с сопротивлением, потому что отправились в путь вполне послушно, а Нельо даже принялся рассказывать, и на этот раз без шокирующих событий и заявлений - обычная рутина. У Пламенного, конечно, крутилось на языке, поинтересоваться, какого балрога они тут крепости строят, вместо того, чтобы воевать. Но на этот раз благоразумие восторжествовало и заставило слушать молча. Повозмущаться он и потом успеет. А сначала - выслушать. Может, и были у них какие причины так поступать? Может им нужны эти крепости-то? Или занимали территорию получше, пока Нолофинвэ тут все к рукам не прибрал, хотя это был отдельный разговор...
Феанаро слушал, задавал мелкие уточняющие вопросы и совершенно не обратил внимания, что Кано не позволил втянуть себя в разговор и был весьма задумчив и явно закрыт, а это значило, как минимум, что спор на самом деле не закончился, просто перешел в другую стадию.

Впереди показался лагерь, и Феанаро запоздало вспомнил, что совершенно не подумал над тем, а как он, собственно, собирается возвращаться к своему народу. Впрочем, теперь думать было уже поздно, потому что во-первых, они уже пришли, а во-вторых, дозорные все равно уже должны были их заметить, а потому теперь предпринимать какие-то меры было уже глупо. Ну что ж, так тому и быть! Сделаем вид, что... ничего не было. Точнее не так - возвращение нолдорана - дело вполне обычное, естественное и ни у кого не должно вызывать затруднений. Так он и приближался к лагерю - в парадных валинорских одеждах, пешком, без оружия, в накинутом на плечи плаще с отброшенным назад капюшоном и в окружении двух своих старших сыновей. А как еще должен был вернуться наследник Великого Финвэ?! И плевать, что думал этот самый Финвэ обо всем на самом деле. Не сейчас. Никаких воспоминаний. Отец не сможет испортить ему настроение в столь важный и ответственный момент. И без него вполне найдутся желающие...

+1

49

Отец слушал молча, не перебивая, даже не задавая вопросов. Это немного удивляло Майтимо. И, пожалуй, даже настораживало. Вряд ли ему безразлично то, что он слышит, а значит, он просто копит мысли и впечатления, чтобы потом... а вот что именно потом предугадать было невозможно, зная характер Пламенного.
Кано тоже молчал, но тут было проще: Майтимо был достаточно близок с братом, чтобы догадаться, о чем тот думает, хотя бы примерно. Надо будет им потом поговорить.
А пока - они вошли в лагерь. И... да, конечно, иначе быть не могло. Появление Феанаро,разумеется, заметили. Пустынные улицы стали постепенно заполняться эльфами. Никто не решался подойти, видимо, потрясение было всё же слишком велико, но Майтимо был уверен, что в ближайшее время придется объяснять, что произошло и как так вышло.
Абсурдная ситуация. Со стороны - возможно, даже забавная. Феанаро выглядел величественно и спокойно в своих аманских одеждах, без оружия и с гордо поднятой головой. Майтимо испытывал странную смесь растерянности и... да, гордости за отца, который умел в любой ситуации остаться самим собой.
Они, наконец, вошли в дом, принадлежащий старшему феанариону.
- Располагайся, где тебе удобно, отец... Ты голоден? Я распоряжусь о завтраке.
Тут, конечно, было не так, как в Тирионе или Форменос. Проще и тесней. Из мебели - походная кровать, стол и несколько стульев. Стеллаж, заменяющий шкаф, камин. Ничего лишнего.
Майтимо достал три кубка и кувшин с вином. Мысленно потянулся к братьям... они, конечно, скоро и так узнаю, но сообщить необходимо.
"Жду вас всех у себя. Есть... новость."
Если они в лагере - скоро придут.

+1

50

Макалаурэ действительно устранился от разговора практически полностью: наблюдал, слушал, оценивал, сопоставлял. Отец вернулся. Казалось бы, это хорошо безо всяких оговорок. Мы не ждали этого, но лишь потому, что не умеем верить в невозможное.Но мы хотели этого. Мы горевали о нем. Нам было трудно научиться жить без него, справляться без него...
Макалаурэ невольно усмехнулся. В этом все и дело: было трудно освоиться в изменившемся, рушащемся мире, - но это было преодолимо, и они справились. Мир изменился, они сами изменились тоже, а для отца словно не было ничего, ни минувшего времени, ни принятых решений, ни совершившихся действий. Словно все можно повернуть вспять, сделать небывшим. Словно все, что сделали и решили они за прошедшие годы - не всерьез...
Детские игры?
Отец, мы давно повзрослели.

Брат тем временем поставил на стол кубки и кувшин, сосредоточился - видимо, призывая остальных братьев. Макалаурэ смотрел на него - привычно любуясь заново создающейся точностью движений, - и на отца - пытаясь понять, что кроется за этим вниманием. Чего ждать.
- Atarinya, - наконец проговорил он, - скажи, тебе точно удобно вот в этом, что на тебе надето?

+1

51

Гордо и величественно Феанаро прошествовал через половину лагеря, делая вид, что ничего особенного не происходит, все так и надо. Вести, видимо, распространялись быстрее пожара, потому что чем дальше, тем больше появлялось, даже не любопытных - потрясенных эльдар. Никто не подходил, не пытался заговорить. Феанаро тоже молчал, полагая, что время речей еще не пришло, но молча приветствовал тех, с кем пересекался взглядом. Заодно он осматривал лагерь, оценивая постройки и прикидывая, достаточно ли хорошо сыновья тут обосновались. Сильно в бытовую рутину он никогда не лез, но несколько вопросов надо будет задать. Пожалуй, его первое предположение оказалось ошибочным: не так уж основательно нолдор тут и обживались. Обычный военный лагерь. Ну, чуть более обустроенный, чем был у них вначале, так и времени сколько прошло.
Наконец, они оказались в доме, который явно принадлежал Нельо, судя по интерьеру и по тому, как тот тут же начал хозяйничать. Интересно, он живет тут один?
Феанаро широкими шагами пересек комнату и выбрал себе один из стульев. Завтрак? Как же он уже отвык от этого за прошедшее время! Позволить себе маленькую слабость или сейчас не время?
Он помедлил с ответом и наконец решил:
- Может быть, позже, Нельо. Я с удовольствием позавтракал бы за большим столом с вами всеми, как раньше. Иногда этого очень не хватает... - Признание сорвалось как-то случайно, и Пламенный поспешил не заострять на нем внимания, хотя ничего такого он не сказал, и стыдиться было нечего. Он действительно скучал по своим детям. А что, имел право, вообще-то.
Кано тоже вмешался, напомнив... Взгляд Феанаро потемнел, хотя негативные эмоции вовсе не предназначались сыну. Проклятые Валар! Они и в этом намеревались его унизить, разрядив как аманское пугало и направив в военный лагерь. Хотели подчеркнуть свою власть... Впрочем, теперь это было уже неважно. Одежда - это всего лишь одежда. И, кстати, именно благодаря ей его шествие по лагерю оказалось столь эффектным. Так что, может, не так уж они и напакостили, если подумать? Н-да, просчитались, мудрейшие!
Всего этого он, конечно, объяснять детям не стал, но большая часть и без того отразилась на лице - от гнева до презрительного удовлетворения.
- Ты прав, Кано, - наконец улыбнулся Пламенный, - в этом не особо удобно, те времена давно прошли. Смею надеяться, что у вас найдется для меня что-нибудь другое и хороший меч, и доспехи. А то еще придется поработать в кузнице, если нет. Но это, я думаю, может немного подождать. Мы слишком давно не виделись, и я еще так и не услышал толком ничего о ваших братьях. Как вы, справляетесь с ними?

+1


Вы здесь » Средиземье: Все эпохи мира » Чёрная книга Арды » 6 ПЭ. Я вернусь, даже если не ждали [AU]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC