Вверх страницы

Вниз страницы

Средиземье: Все эпохи мира

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Средиземье: Все эпохи мира » Чёрная книга Арды » 1490 ЭД. Женюсь - какие могут быть игрушки? [завершён]


1490 ЭД. Женюсь - какие могут быть игрушки? [завершён]

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

Время действия: 1490 год Эпохи Древ
Место действия: Валинор

Участники: Келегорм, Аредэль, Финголфин

Описание эпизода и необходимые предупреждения:
Келегорм решает жениться и подходит к делу со всей серьёзностью, на какую способен.

AU: Собственно сам сюжет сватовства Аредэль за Келегорма.

[AVA]http://savepic.ru/6997693.jpg[/AVA]

Отредактировано Келегорм (2015-05-12 23:52:53)

+1

2

Наступил час смешения, когда они возвращались с охоты. Всё ближе был блистающий Тирион на Туне. Сейчас в нём, казалось, было меньше света, чем в лесном сумраке владений Оромэ. Там, позади, оставались непринуждённое веселье и радость, впереди, совсем скоро, их ожидала атмосфера соперничества, разделившего родичей.
Но давней крепкой дружбе Турко и Ириссэ это не могло помешать. Как и раньше, они просто сбегали ото всех и бродили по лесам Валинора. И было между ними всё как обычно - он подшучивал, а она обижалась, но не злилась долго, потому что уже другой шуткой он заставлял её улыбнуться.
Турко это никогда не надоедало, уж очень ему нравилось наблюдать - вот сейчас Ириссэ ещё хмурится и глядит недоверчиво, стараясь не показать того, что её так просто развеселить, а через несколько мгновений она звонко смеётся, сквозь смех ругая и как будто не ругая "противного кузена" с его колючим чувством юмора. Он тогда просто пожимал плечами и со вздохом сожаления, нацепив на лицо скорбную мину, которая не касалась лукавого взгляда, добавлял, что у него и зубы треугольные - "А что делать?". Она не верила в его печаль по такому поводу, но смеялась громче.
Ириссэ и сама не оставалась в долгу, и Турко, бывало, попадался на её шутки. Особенно в последнее время. Тем охотнее он воспринимал за чистую монету, что она просила его помощи в том, с чем хорошо справлялась сама.
Небрежно заметив, что "милая кузина" потеряла форму за такой короткий перерыв в охоте и теперь недостаточно сильно натянула тетиву, так что наверняка промахнётся, Турко получил предложение подойти и самому продемонстрировать, как нужно крепко держать лук. Выражение лица, хитрый взгляд и интонации девы его не смутили, и он с готовностью, встав позади Ириссэ и накрыв ладонями её руки, державшие лук, наглядно показал, как с мягкой силой сжимать рукоятку и как не бояться использовать всю длину натяжения.
За это ли "не бойся" (заподозрить, что она боится, осторожничает?!), или за то, что встал уж слишком близко, Турко получил чувствительный толчок локтём под рёбра и шутливую отповедь Ириссэ о том, что они, конечно, близки как брат и сестра, но всё же она дева взрослая, свободная, никому на обещанная - "Так что, милый кузен, держись скромнее". Турко не обиделся. Он тоже смеялся, вместе с ней.
Улыбнулся он и теперь, вспоминая об этой шутке. На самом деле она значила очень много. Вдвоём между собой Турко и Ириссэ не говорили ни о соперничестве их домов, ни о том, что касалось их личных отношений. Потому что виделось связанным, и нельзя было не в шутку, а всерьёз говорить об одном без другого.
Но вот теперь сказано вслух то, что, в общем-то, всегда было известно - всё же они не брат и сестра, и никакие другие обещания их до сих пор не связывают. Только обет, данный старшим кузеном маленькой Ириссэ, с той серьёзной торжественностью, которая могла удовлетворить ребёнка - что впредь будут они всегда охотиться вместе.
...и напала на Турко необычайная задумчивая молчаливость. Заподозрила ли Ириссэ что-нибудь или чего-то ждала, или просто любовалась красотой пейзажей вокруг, но молчание было прервано так же внезапно, как и размеренная рысь лошадей.
- Á hauta sinomë! (Остановимся здесь!)
Лошади остановились, и Турко склонился к холке коня Ириссэ, придерживая его за шею.
- Я принимаю твоё предложение, кузина! – заявил он с тем выражением лица и таким голосом, когда принимают пари, и рассмеялся в ответ на её недоумённый взгляд. – Я принимаю предложение стать обещанными друг другу!
Насколько его намерения были серьёзны, настолько в лёгкую и беспечную форму он облекал свои слова и действия, уверенный во взаимности, так что Ириссэ не удалось бы отшутиться в ответ и забрать свои слова назад.

[AVA]http://savepic.ru/6997693.jpg[/AVA]

Отредактировано Келегорм (2015-05-12 23:52:41)

+5

3

Мало что приносило столько же радости Ириссэ, как эти прогулки. В детстве все было проще: она смотрела на все глазами ребенка, со всей непосредственностью. Но теперь они все выросли. Уже не получалось жить так, будто между отцами ее и Турко ничего не происходит. Впрочем, с Турко-то как раз и получалось. Они не обсуждали то, что могло обоим испортить настроение, а дружба их не ослабевала несмотря ни на что.
Уходить в лес, не говоря никому ничего, - вот то, что спасало ее от всех этих разговоров, споров и разборок, которые постоянно происходили в доме: между братьями, между отцом и дядей. Это было для нее тяжело, и Ириссэ находила спасение в долгих отсутствиях. В лесу, на охоте не важно, из какого ты Дома и кто твой отец.
Их развлечения казались Ириссэ самым веселым вариантом времяпрепровождения. Она всегда с нетерпением ждала возможности вырваться с Турко подальше от Тириона, вдоволь погулять, проскакать галопом, натянуть тетиву... И начала дева замечать в их прогулках какой-то новый оттенок, что никогда не ощущался так явно. Будто еще вчера шутки были дружескими, такими, как у брата и сестры, но сейчас Ириссэ видела (или хотела видеть) в них нечто иное, большее. Конечно, дочь Нолофинвэ старательно делала вид, будто бы ничего не происходит, все так же шутила и так же коротко обижалась на шутки Тьелкормо, разве что сама смотрела на это несколько иначе.
Они в очередной раз поехали в леса. Никто их не держал в городе - а если бы и держали, то вряд ли бы это удалось. Они ведь не были ничем связаны... И вот эту тему как раз и поднял Турко, неожиданно для Ириссэ. Дева смотрела вдаль, наслаждаясь красотой и совершенством природы, которое особенно ярко и четко ощущалось здесь, когда кузен призвал ее остановиться. Так она и поступила, но была сегодня как-то не в меру рассеяна, что было нетипично для нее. Погруженная в свои мысли, дева не сразу в полной мере осознала смысл сказанного. Ириссэ перевела изумлённый взгляд на Турко и застыла в ожидании объяснений или хоть каких-то комментариев. На время пропал дар речи, нолдиэ просто удивленно смотрела на кузена. Тот смеялся, но не было похоже, что он шутит. Или это только ей так кажется, хочется видеть в его словах серьезность намерений?.. Может быть, в любой другой ситуации она бы и разгадала подлинные ощущения Турко, но сейчас она была ошеломлена. Эти слова были очень неожиданными, будто резкий удар. Ириссэ вопросительно и удивленно глядела на кузена.
- Турко, ты что, серьезно сейчас говоришь? - все же спросила Ириссэ, желая проверить, правильно ли она услышала слова кузена. Она никак не думала, что услышит это прямо сейчас, хотя и где-то глубоко внутри подозревала возможность такого исхода. Нет, она все еще не могла поверить в слова Турко, хотя и понимала, что вряд ли он шутит.

+2

4

Кузина казалась растерянной. Турко удивился бы её удивлению, но такая реакция была не в его характере. Его нетерпеливая натура требовала немедленного, стремительного развития ситуации в желаемом направлении. Поэтому, чтобы развеять сомнения Ириссэ, он задействовал все доступные средства выразительности речи, взгляда и языка тела и жестов (ну... так можно было бы сказать, если бы он делал это осознанно и со знанием дела...).
- Я абсолютно серьёзен. Серьёзен как никогда!
И улыбка от уха до уха - остроухая. И взгляд лучистых серых глаз прямой и открытый. А его коню как будто передалось настроение всадника, и, направляемый его лёгкой рукой, нет нет да и гарцуя, гордый белоснежный красавец - под стать своему седоку - объехал лошадь эльдиэ, став с другой стороны, так что всадники оказались напротив, лицом к друг другу.
- Что такое, Ириссэ? - весело спросил Турко, взяв её за руку повыше запястья и проникновенно заглядывая в глаза, и всё так же - остроухо - улыбаясь. - Ты как будто не думала об этом?
С секунду выдержав паузу, он немного отклонился назад, изобразив на лице подобие удивления от того, что, как будто, понял.
- Ладно... не может быть!...

[AVA]http://savepic.ru/6997693.jpg[/AVA]

Отредактировано Келегорм (2015-05-12 23:51:55)

+1

5

Нолдиэ с удивлением наблюдала за Турко, за его конем и вообще за всеми движениями. Это внутреннее ощущение того, что ты не знаешь, верить или не верить - так приятно услышанное, таким невероятным оно кажется... Наконец она сдалась и со вздохом признала:
- Ладно, думала, - это было сказано таким тоном, будто она капитулировала в каком-то серьезном поединке. Ириссэ посмотрела Тьелкормо в глаза, желая увидеть в них больше, чем удалось услышать. Кузен улыбался, что сбивало с толку, но разве он стал бы ей врать, обманывать ее?.. Тем более в вещах не таких и шуточных. Вздохнув, Ириссэ спросила:
- Итак, что дальше у тебя по плану? Что ты еще запланировал?
Подтверждать еще раз свое согласие в вопросе, поднятом Турко, смысла не было. Дева была уверена, что Охотник знал ответ еще задолго до того, как озвучил свои намерения. Именно поэтому Ириссэ решила сразу узнать, что еще ее неугомонный кузен припас в программу неожиданностей на сегодня.
Эта улыбка, не сходившая с лица Турко, наконец перестала напрягать, а вызвала ответную реакцию: нолдиэ тоже заулыбалась. Ведь - к чему таить? - она ждала этого, хотя, может быть, не так скоро. Впрочем, не в характере Туркафинвэ это - медлить.

0

6

- Отлично! - Турко словно ещё больше воодушевился и загорелся своей идеей. Хотя, казалось бы, куда уж больше? Но энтузиазма и радости в его взгляде и во всём его облике точно прибавилось, когда Ириссэ не выразила прямого согласия, но не стала отпираться и ответила именно в том тоне, как ей предложил он - как будто этот разговор пари, и кто не повысит ставку, тот проиграл.

Справедливости ради, можно было отметить, что не так уж и спешил Турко с этим разговором, вопреки обыкновению и своей стремительности. Многое было тому причиной - и то, что поначалу он хотел сделать всё чин по чину, как это в обычае у их народа; и то, что отцы их враждовали едва ли не открыто перед лицом короля. Именно последнее и стало аргументом за то, чтобы отринуть чуждую нетерпеливой натуре обстоятельность и торжественность протокольного церемониала, и действовать так, как сердце подскажет. Не обошлось тут и без честолюбивой мысли, что их союз мог бы стать залогом примирения домов.
Но, конечно, больше всего было желание, наконец, зажить своей семьёй, и, чтобы стать семьёй, не было для них никого лучше друг друга. Любому должно было быть это ясно - так считал Тьелкормо.

- Почему сразу запланировал? - запальчиво спросил он, как обиделся, что неспособен на импровизацию. На самом деле дальнейший их шаг подсказывало именно нетерпение и желание оповестить всех немедленно. Начать, естественно, следовало...
- Мы едем к твоему отцу! - сообщил он с торжественно. - Прямо сейчас!

[AVA]http://savepic.ru/6997693.jpg[/AVA]

Отредактировано Келегорм (2015-05-12 23:51:41)

0

7

Придя в себя от первой волны удивления, Ириссэ стала судорожно думать, как это все провернуть, ведь обстоятельства совсем не на их стороне. Как сказать отцу? Матери? Братьям? Как Турко скажет своим домашним? Какой будет их реакция?
И, как бы озвучивая опасения девы, Турко выдал это безумное предложение - ехать к Нолофинвэ прямо сейчас.
- Ты издеваешься, да? Ты что, действительно надеешься, что он даст свое согласие? - Ириссэ фыркнула. - Наивный ты, Турко, временами. Вроде бы взрослый уже, а сама наивность.
Нолдиэ сложила руки на груди, пристально глядя на кузена. Его настроение постепенно передавалось и ей, и этот дух авантюризма и жажда приключений уже завладевали девой. Она закусила губу, чуть прищурилась, будто оценивая все перспективы и риски...
- А впрочем... Почему бы и нет? Это должно быть по меньшей мере весело, даже если он погонит тебя, а меня закроет в моей комнате.
"Все равно ведь выберусь", - подумала Ириссэ. Несмотря на веселое настроение, нолдиэ где-то внутри опасалась резкой реакции отца, которой вряд ли бы удалось избежать.

0

8

Тьелкормо расхохотался в голос. Нет, ну то есть, долю мгновения он мог ещё остановиться на варианте и заострить внимание на то, что милая кузина подозревается его в издевательстве или в наивности. Но уж очень он был рад тому единству мыслей и чувств, которое подтвердила Ириссэ, не спрашивавшая ничего из того, что и так было ясно между ними, и что другая дева у другого, конечно же, могла бы выпытывать, требуя подтверждений и повторения заверений.
- Ириссэ, ты обвиняешь меня в том, что я взрослый?! Пусть. Но я не наивный!
Она сложила руки на груди, отняв у него руку, которую он держал. Турко не стал удерживать, но и отстраняться не стал. Только, прищурившись, наклонился ближе.
- Или думаешь, что я не смогу быть достаточно убедительным в глазах и для слуха Нолофинвэ?
Он мог быть и действительно убедительным, и просто таким напористым, что возразить трудно и просто нет возможности. При этом он обладал пониманием, или даже чутьём - как встроенным предохранителем - не позволявшим словам бездумно срываться с языка. Как сейчас - он вполне мог заметить, что только из чистого и глупого упрямства отец станет препятствовать счастью своей дочери. Но именно как отец Ириссэ, ну и как-никак близкий родич, Нолофинвэ заслуживал уважения и признания за ним лишь одной слабости - соперничества с отцом самого Турко - Феанаро Куруфинвэ. Пожалуй, только этот факт и мог стать препятствием счастью влюблённых, которые умудрялись так естественно и легко избегать говорить вслух о любви.
- Что же, пусть он тогда выстроит башню повыше Таникветиль и попробует там укрыть тебя от меня, замуровав дверь и лестницу! Это ли не убедит его?

[AVA]http://savepic.ru/6997693.jpg[/AVA]

Отредактировано Келегорм (2015-05-12 23:51:03)

0

9

Трудно было не засмеяться, глядя на то, как заливисто и заразительно смеется кузен. И вот они уже вдвоем смеются.
- Я с удовольствием посмотрю на это представление: Тьелкормо Феанарион пытается переубедить стойкого, как камень, Нолофинвэ Финвиона! Даже не хочу пытаться предугадать, чем этот поединок закончится!
За шутками, за иронией пряталось некоторое опасение - а что, если не получится? А что, если отец останется непреклонен и не даст своего согласия? Впрочем, Ириссэ достаточно быстро нашла ответ на свой же вопрос: она все равно послушает свое сердце и поступит так, как посчитает нужным. Для эльдар согласие родителей желательно - но не обязательно. Но сейчас хотелось думать только о лучшем - никак не об отказе Нолофинвэ от счастья  своей дочери.
- Ха, даже если он соорудит нечто подобное, ему меня не удержать! - с вызовом в голосе сказала нолдиэ, улыбаясь еще шире. Она тряхнула головой, отбрасывая назад непослушные черные пряди. Ей, как всегда, было легко и приятно говорить с Турко, даже на такие серьезные темы. Ей нравилось то, что они понимали друг друга, не говоря напрямую самого главного - ну не прекрасно ли это?

Отредактировано Аредэль (2015-04-30 01:08:02)

0

10

- Хм... - он даже на секунду нахмурился, всерьёз задумавшись над предложенной ситуацией. При богатом, живом воображении - всё равно было довольно трудно представить что-то такое, что бы перед ним устояло.
- Будь Нолофинвэ скалой... - Турко стал рассуждать вслух, - нет, куском скалы, его можно было бы взять, поднять и перенести или сдвинуть с места. Но ведь он не камень в самом деле! И он может остаться не равнодушным к моим объятьям... Он может решить, что я недостаточно серьёзен! - закончил Турко абсолютно серьёзно, тоном, не позволяющем заподозрить иронию.
- А я ведь хочу его убедить! - он протянул руку и поймал одну из чёрных прядей, медленно пропуская волосы меж пальцев. - Если ему понравится идея с испытанием и башней, я думаю, что мы могли бы ему подыграть. Ты - в башне, я - пару раз повиснув на одной руке в месте, где будет особенно гладкая кладка, так что острый клинок не вогнать между камней. Чтобы ты не успела заскучать, обещаю, что не стану задерживаться и любоваться с высоты на Ильмарин.
- Или... - вдруг он снова изменил тон голоса на шутливый, подначивающий, - может быть, ты тоже для убедительности сделаешь что-нибудь такое... выткешь полотно?

[AVA]http://savepic.ru/6997693.jpg[/AVA]

Отредактировано Келегорм (2015-05-12 23:50:39)

0

11

- Вот именно, он может посчитать, что ты не серьезен, что ты просто так шутишь, - кивнула Ириссэ. - Перед твоим обаянием и убедительностью, конечно, трудно устоять, но, думаю, отец просто не отступится.
В очередной раз нолдиэ вздохнула, думая о том, как не к месту этот раздор между их семьями, внутри одного рода. И почему-то многие считают, что в ответе за деяния родителей должны быть еще и дети. А ведь сын за отца не ответчик..
Идея с башней была забавной, Ириссэ не сдержала улыбки.
- Спасибо за обещание, - хмыкнув, сказала дева. Она бы и не подумала, что Турко будет слишком долго пробираться к своей цели.
Следующее предложение кузена ее несколько удивило, и она изогнула бровь, вопросительно глядя на Турко:
- Полотно? Да уж, это будет действительно необычно и вполне удивительно! Учитывая то, как я не люблю это делать, это и вправду может быть доказательством серьезности моего желания, - слегка язвительно, но все же шутливо, отвечала Ириссэ. Кто знает, вдруг подействует на отца как раз что-нибудь на первый взгляд нелепое?..

+1

12

- Я уверен, что твой отец покажет себя с лучшей стороны - свободным от предрассудков! Да и с чего бы ему говорить "нет" больше двух раз?
Конечно, он снова иронизировал, поскольку прекрасно понимал, что единственная причина, почему бы Нолофинвэ мог воспрепятствовать их союзу - это его собственные претензии к отцу Тьелкормо. Это не совсем справедливо по отношению к самому Турко и совсем не справедливо по отношению к Ириссэ, но в их роду упрямство могло значить больше, чем справедливость. Так сложилось для всех потомков Финвэ. Кроме самого Финвэ...
- Мы можем просить Нолэмэ! И он скажет, что такими вещами не шутят. Даже я.
Сейчас он говорил наиболее серьёзно, глядя в глаза Ириссэ. Не то, чтобы он считал непоправимой катастрофой и непреодолимым препятствием категорический и окончательный отказ Нолофинвэ - и Турко упрямство и своеволия, как и его кузине, не занимать, так что они всё равно сделали бы по-своему. Но ведь всегда до последнего хочется сделать по-своему по хорошему.
- Против полотна, которое выйдет из-под твоей руки, ни у кого не найдётся аргумента, даже у Владыки Намо! Так что решено! Едем к твоему отцу прямо сейчас!

[AVA]http://savepic.ru/6997693.jpg[/AVA]

Отредактировано Келегорм (2015-05-12 23:50:26)

0

13

Ириссэ лишь многозначительно улыбнулась. Уверенным можно быть в чем угодно, тем более, это вполне в их с Турко стиле, но вот уместна ли эта уверенность сейчас? Ириссэ очень хочется разделять уверенность кузена, но пока что получается не очень хорошо. Она вздыхает и говорит:
- Можем, Турко. Не сомневаюсь в его мудрости, он наверняка поспособствует в нашем деле, если отец будет противиться.
Нолдиэ хочется, чтобы все прошло гладко. Не то чтобы она будет сильно зависеть в своем решении от слов отца и матери, но все же хочется, чтобы все получилось хорошо, и при этом без ссор, без упреков и каких-то глупых предубеждений. Да и кто знает, вдруг они смогут заложить фундамент прочного мира между двумя домами?
Она окончательно поддается своей жажде приключений и нетерпеливости, поэтому согласно кивает на предложение, вернее, на призыв Турко ехать к Нолофинвэ. Чего ждать-то? С радостной улыбкой она пускает своего коня рысью, призывая кузена следовать за ней.
Волнение, по мере приближения к Тириону и дому, только усиливалось, сердце стучало чаще, но Ириссэ стремилась не выдавать этого, пряча всякое беспокойство за легкой, добродушной улыбкой. И вот они в городе. Нолдиэ кажется, будто все, кого они встречают по пути, в курсе того, что сейчас должно произойти в доме Нолофинвэ, но Ириссэ также понимает, что так думать - глупо. Она снова списывает это на волнение.
Перед тем, как войти в дом, дева останавливается и глубоко вдыхает. Если Тьелкормо совершенно не волнуется, то пусть смеется над ней, но надо же как-то успокоить себя! Ириссэ толкает дверь и входит в дом так, будто ей сейчас предстоит самое тяжкое испытание в жизни. Тому, что с ней Турко, никто не удивлен: весь Тирион знает, что они в хороших отношениях. Она не знает, где сейчас отец, но быстро его находит. Он сидит в одной из комнат и, очевидно, чем-то занят. Ириссэ не посчитала слишком наглым отвлечь его от каких-то там дел:
- Atar? Не отвлекаю? У меня к тебе серьезный разговор. И не только у меня.
Знала, что отвлекает, но все равно спросила. Все, начало положено. Остается только ждать реакции отца и уповать на благоразумие и какую-никакую дипломатичность Турко.

0

14

Ириссэ. Туркафинвэ. Серьезный разговор.
Подняв взгляд на решительное лицо дочери и приметив маячащего за ее спиной племянника (феанарион собственной персоной, удивительно), Нолофинвэ подавил малодушное желание ответить, что он занят. Не поможет - да и беседу с Арафинвэ, к которому он уже было потянулся мыслью, можно отложить. 
- Вовсе нет. Проходите, Ириссэ, Туркафинвэ, - он встал из-за стола и радушно поприветствовал нежданных гостей, предложив им присесть и освежиться прохладным напитком, если пожелают. Визиту племянника он был удивлен, конечно: пусть тот и был близок к Ар-Фэйниэль, он не часто почитал дядю общением. Последнее время, кажется, старшая ветвь и Нолофинвэ взаимно друг друга избегали.
Так что предусмотренную вежливостью и любезностью часть разговора, где полагается расспросить о благополучии семьи гостя, он предпочел пропустить. О делах Куруфинвэ ему и так известно больше, чем хотелось бы.
Совсем необязательно, что убеждения Нолофинвэ и племянника так же различны, но финвион рассудил, что мудрее будет не проверять. Все-таки, к нему пришли по делу,  делом и займемся.
Хотя свой последний серьезный разговор Ириссэ завела, в итоге, о том, что хочет, чтобы из ее покоев можно  было сразу выйти на стрельбище. Хорошо бы и в этот раз серьезный разговор был все-таки у дочери, а Тьелкормо - для поддержки; а может, они решили согласовать очередную поездку, достаточно длительную, чтобы предупредить отца.
Тревожный колокольчик, звенящий в голове, подсказывал, что так просто ему не отделаться, - иначе лица у гостей были бы попроще. Ну, помогать он им не собирался.
- Так какое дело привело вас ко мне? - спокойно поинтересовался Нолофинвэ, как только с приветствиями было покончено. Лишь не сердечное, не Эндорэ и не заговор Валар, мечталось ему.

+3

15

По мере их приближения к Тириону, Ириссэ как будто волновалась всё больше. Турко уже не шутил, только глядел спокойно и уверенно и улыбался кузине ободряюще. Перед тем, как войти в дом Нолофинвэ, он коротко сжал её руку и только, ничего не говоря.

Хозяин встретил их любезно и даже очень радушно, несмотря на то, что прежде Тьелкормо не часто пользовался гостеприимством дяди. С удовольствием приняв предложение присесть и освежиться, феанарион пропустил мимо внимания опущенные формальности, и только выпив пару бокалов того самого освежающего напитка залпом, подумал, что вот тут, в эту паузу, кажется, следовало обменяться парой вежливых словоформ, но тут же рассудил про себя, сразу к делу - тактика куда как лучше соответствующая настрою, нежели долгие беседы и хождения вокруг да около.
Объявив в самом начале о том, что разговор предстоит серьёзный, Ириссэ продолжать не стала, и Ноло ожидаемо поинтересовался, о чём они хотят говорить. Теперь слово было за Турко.

Он поставил пустой бокал на стол и с улыбкой радостной, что так подходит последовавшему заявлению, торжественно, громко и чётко произнёс:
- Мы с Ириссэ хотим пожениться!
Не витиеватость его формулировок в полной мере компенсировалась горячим воодушевлением, которое было ясно видно в выражении его лица и было слышно в его голосе. Взгляд его был прямой и открытый, и ничто в нём, вопреки обыкновению, не указывало ни на иронию, ни на шутку. Достаточно было посмотреть на Тьелкормо без предвзятости, чтобы увидеть, что он серьёзен. Серьёзен в меру своей способности показать это.

Ожидала ли Ириссэ от него большей деликатности, что ли, но Турко считал лучшей дипломатией, когда точно знаешь и говоришь, чего хочешь. Это всегда позволит избежать недопонимания, в том числе и того, насколько твёрдое это намерение достичь желаемого.

[AVA]http://savepic.ru/6997693.jpg[/AVA]

+1

16

Даже если бы отец ответил, что занят, ему бы это не помогло. Ириссэ и Турко осадили бы его и таки добились бы внимания. Родные стены окончательно успокоили нолдиэ, да и отец не казался раздраженным, а пребывал в добром расположении духа. Оно и к лучшему.
Формальности были опущены, и это было логично. Подобало бы узнать о делах семьи гостя, но о Феанаро отец явно не хотел слышать лишний раз. Ириссэ лишь вздохнула. Дальше говорить предстояло не ей. Она выпила холодного напитка, который был уместен в жаркий день.
Турко не стал прятать своих намерений за какими-то хитрыми формулировками, уводить разговор куда-то в сторону. Он любил говорить четко и по делу, что и нравилось Ириссэ в кузене. Возможно, он не был столь красноречив, как Куруфинвэ, зато всегда доходчиво давал понимать, о чем говорит. Услышав, что сказал Тьелкормо, дева расплылась в улыбке. Она не питала иллюзий, что отцу эта идея придется по душе, но надеялась, что их настрой сможет его убедить. Он ведь знал, насколько Ириссэ упряма и насколько она привыкла добиваться своего. Да и этот брак может наконец-то всех помирить - чем не благая цель? Добавлять ничего не надо было, оставалось только ждать реакции отца и, на всякий случай, готовиться убеждать его всеми доступными средствами. В крайнем случае можно будет воздействовать на отца через маму. Она ведь точно поймет и пойдет на встречу! Или через братьев. Финдекано наверняка поддержит затею, а вот Турукано она будет не столь по душе. Впрочем, и он вряд ли сможет отказать любимой младшей сестренке. Ириссэ уже хотелось верить, что дело решено, что все получилось, но на самом деле все было не так уж и легко.

0

17

Нолофинвэ не торопил одного гостя и одну полноправную жительницу дома. Пусть охладят голову (может, передумают и пойдут обратно - но оба таковы, что нет). В садике выпевала тонкую трель какая-то мелкая птичка, и звук доносился через распахнутые ставни.
На правах и обязанностях хозяина и старшего принц наполнял бокалы гостя - и одной полноправной жительницы дома.
Затем отступил к столу, не заходя за него, и едва Нолофинвэ успел поставить хрупкий кувшин тонкой работы, прозвучал торжественный и громкий голос Туркафинвэ Тьелкормо. Заявлению сопутствовали счастливые улыбки обоих.
Кувшинчик, творение мастера, был спасен.
Предпосылки Нолофинвэ, очевидно, пропустил все до единой.
Как и любой отец, Нолофинвэ желал любви и счастья для родной дочери. Ириссэ водилась с кузенами и принц, хотя и волновался порой, не видел в том дурного (справедливо, он и радовался бы, если бы Ириссэ проводила больше времени с детьми Арафинвэ, а не Куруфинвэ; но что поделать). И все же принцу всегда казалось, что сердце дочери свободно, хотя сама Белая Дева окружена вниманием. Увы... Заработался, увлёкся, упустил.
"А теперь давайте сделаем вид, что это была шутка", но он не позволил кислому выражению лица заменить искренне-любезно-внимательное - лицедеем Нолофинвэ не был, но отличался выдержкой и самообладанием.
- Раз вы в лоб, то и я себе позволю. Чем обусловлены ваши планы на союз? - вопрос прозвучал с задержкой в две секунды, в течение которых об удивлении могло сказать молчание да склоненная набок голова и цепкий взгляд. Правда, он не знал Туркафинвэ достаточно хорошо, чтобы улавливать оттенки его эмоций.
Брак случался чаще по любви, порой - по договоренности, хотя обладал равной силой в обоих случаях. Если по договоренности - есть шанс отговорить. Все-таки Тьелкормо - сын своего отца, поддерживающий его в мятеже (правда, отрекись тот от дел отца  - тоже неизвестно, худо или хорошо такое дело; отец - есть отец, что не отменяет личной ответственности, разумеется).

+1

18

Удивительно, но реакция Нолофинвэ оказалась совсем не такой радостной, какую Тьелкормо представлял себе в самых радужных грёзах о счастливом будущем, в котором они снова заживут одной семьёй, соединённые не только родом Финвэ, но и их с Ириссэ браком.
Правда, надо отдать должное, что его будущий тесть умел держать лицо, держать себя в руках и вовремя ставить хрупкую посуду на устойчивую поверхность. Турко записал это в плюсы и решил не торопиться обижаться на то, что в нём сомневаются или не воспринимают всерьёз.
Феанарион пригасил свою широкую ослепительную улыбку, которая и в самом деле могла слепить глаза Ноло как маяк Ингвэ. Может быть, так разглядит и проникнется, что они тут, между прочим, пришли к дражайшему родителю с почтением обсудить будущее их личное на двоих, ну и заодно общее для всей семьи счастье.
Убедившись, что он больше не отсвечивает в блестящий венец на лбу родича, Тьелкормо ответил спокойно и внятно - так, как терпеливо, без раздражения говорят об очевидном и само собой разумеющемся:
- Наши планы на союз обусловлены нашим взаимным желанием.
Ответил теми же словами, которыми Нолофинвэ задал свой вопрос, глядя глаза в глаза и не отводя взгляда. В этот момент Турко даже совсем перестал улыбаться. Он понял, что отец Ириссэ не то, что бы имеет предубеждения против сына Феанаро, а попросту считает, что им не с чего желать и планировать соединить свои сердца навсегда перед лицом Владык, близких и всего народа.
"Наверное, так все папаши за своих дочек переживают и до последнего не хотят верить", - подумал он снисходительно, объясняя самому себе реакцию Ноло, - "отцам сыновей не понять..."
К слову, Феанаро, с которым Тьелкормо завёл предварительный разговор накануне, отреагировал не в пример благосклонно, и высказал всего только одно замечание - "но только чтобы жить в наш колхоз переходили".
Конечно, жена всегда уходит к мужу. Может быть, в этом дело, и Нолофинвэ просто не хочет, чтобы кровь от его крови становилась частью Первого дома. Но, может быть, это напрасные подозрения, и просто дело в том, что он плохо знает Турко и ожидал трепетного признания, если вообще когда-нибудь задумывался и представлял себе, как кто-то придёт к нему просить руки его дочери. С не оправдавшимися ожиданиями будущего тестя могла выйти серьёзная загвоздка, но дело в том, что все особенные моменты могли принадлежать только им двоим, только им с Ириссэ, и свидетелями их были очень и очень немногие, одни и те же и, увы, в это число, второй сын Финвэ не входил.
Думая так, Тьелкормо взглянул украдкой на свою возлюбленную. Взглянул оценивающе, чтобы посмотреть, с каким выражением лица она встретила реакцию отца на заявления об "их планах", как выразился сам Ноло. Посмотрел, чтобы в её взгляде увидеть отражение мыслей - что она думает сейчас.
По дороге сюда они многое обсудили, предположили несколько вариантов. Говорили смеясь и шутя, но понимали и чувствовали друг друга. И опять же, того, чьё одобрение теперь для них желательно - не обязательно, но всё-таки желаемо, рядом не было, чтобы увидеть собственными глазами и услышать собственными ушами, что понять и убедиться.

[AVA]http://savepic.ru/6997693.jpg[/AVA]

Отредактировано Келегорм (2015-08-06 22:36:05)

+2

19

Кажется, отец был абсолютно спокоен. Размерено наливает напиток ей и Турко, спокойно, любезно улыбается. Впрочем, как оказалось, это равновесие легко нарушилось, как только Турко произнес главную фразу на сегодня.
Конечно, Ириссэ вовсе не ожидала, что отец придет в мгновенный восторг от их идеи, поэтому были готовы аргументы в пользу этого прекрасного союза. Нолофинвэ сохранял самообладание, но это же был ее отец, она его знала, и Ириссэ не составило особого труда заметить, что он удивлен.
Вопрос показался деве странным. Что значит "чем обусловлены планы"? Это же и так понятно!
Но Тьелкормо, на которого она обеспокоено взглянула, казался ей уравновешенным, невозмутимым. Настало неловкое молчание, и Ириссэ, успокоившись (в конце концов, она же с отцом говорит, а не с каким-то чужим эльда!), взяла дело в свои руки.
- Да. Турко абсолютно правильно сказал. Это наше обоюдное желание, добровольное. Связанное с нашими чувствами друг к другу.
Ириссэ понимала отца. Понимала, что он может опасаться за дочь, когда та уйдет жить в дом Феанаро. Понимала причины такого беспокойства (хотя очень хотела, чтобы этих причин вовсе не было; одной из прекрасных и возвышенных целей этого брака как раз и есть избавление от взаимного недоверия среди родственников). Но она верила, что ее любимый папа все поймет правильно и не станет противиться. В который раз в голове промелькнула мысль "согласие и одобрение желательно, но не обязательно". Однако же нолофинвиэль хотелось бы, чтобы все обошлось без этого, а прошло мирно и без непонимания друг друга. Одно было абсолютно точно: отговорить Ириссэ от этой идеи не получится, как бы не старался отец, даже если он подключит к этому делу кого-нибудь еще.

0

20

Если бы кто-то из кандидатов в молодожены так прямо и сказал "люблю", Нолофинвэ, пожалуй, осталось бы только благословить брак, несмотря на все сомнения в отношении планирующегося союза. Ладно, в отношении преимущественно даже не жениха, а теоретического свата. Нолофинвэ знал, что мог бы глубоко уважать и спокойно любить брата, если бы не его совершенно безумные планы да всякое пренебрежение к тому, чем пренебрегать не следует. Но его планы, и то, как разгорались глаза нолдор, беспокоило Финвиона. Да и эти слухи относительно его самого. Он не мог поверить в них, но бывает ли дым без огня?
Не способствующий улучшению настроения взгляд Туркафинвэ Финвион заметил, но не счел нужным ответить прямо - смотрел, по-прежнему, на обоих. Спокойно, сдержанно, задумчиво.
Почему же дочь не могла выбрать кого-нибудь другого...
Совершенно некстати его коснулась чужая мысль - снова беспорядки, споры, рушится покой Тириона. И всё - из-за непомерной гордыни.
Сегодня не лучший день родниться. Нолофинвэ просто не смог бы сейчас благословить от чистого сердца, без страха, что союз погубит дочь.
- Время ли сейчас для свадеб? - он перевел взгляд на эллет, - я не отказываю тебе, Ириссэ - но прошу отложить беседу, хотя бы до следующего смешения после окончания совета и решения Нолдорана.
Может, там они сумеют успокоиться - Нолофинвэ хотелось уже прямо поговорить с отцом и королем.

+2

21

Тьелкормо склонил голову набок, теперь уже оценивающе глядя на своего будущего тестя. Создавалось впечатление, что тот просто не знает, как бы отказать, чтобы никого не обидеть. Казалось бы, что проще прямого ответа на прямой вопрос? Но вот разговор зашёл в сторону смутного времени, которое в представлении старшего поколения должно было быть не подходящим для заключения союза. Чтобы мудрый да здравомыслящий нолдо как любезный дядюшка всерьёз рассуждал с той позиции, что молодые не знают и не понимают? Да нет! Ерунда какая-то!
- А почему нет? Почему сейчас может не быть времени для свадьбы? - Турко не собирался отступать и со свойственной ему настойчивостью намеревался прояснить всё и сразу. Неопределённость и неясность для него были хуже всего.
В конце концов, складывалось весьма стойкое ощущение того, что Нолофинвэ просто не знает, как отказать, чтобы... что? Не обидеть? Соблюсти лицо и не дать повод посчитать его первым противником родичей? Отец был прав - сын Индис малодушен, если не сказать, что трусоват. Он пытается оттянуть момент, переложить ответственность.
Эти тёмные мысли омрачили настроение Тьелкормо, он нахмурился.
- Какое решение должен принять король, чтобы мы зависели от него?

[AVA]http://savepic.ru/6997693.jpg[/AVA]

+1

22

Ириссэ могла быть спокойной. Ириссэ частенько была спокойна и уравновешена. Эллет знала, что всплески эмоций порой абсолютно неуместны, что дела надо решать тем спокойней и с холодной выдержкой, чем они серьезней. Сейчас дело было серьезным как никогда, но Ириссэ волновалась и потому не сдержалась.
Щеки и без того белокожей нолофинвиэль стали еще бледнее, а потом резко вспыхнули. В глазах блеснул нездоровый огонек.
- Но... Atar... Я не подвергаю сомнению твое желание сделать так, чтобы я была счастлива; не пренебрегаю и твоим мнением. Но скажи мне, прошу, каким образом решение Нолдорана должно касаться нас двоих - меня и Турко?! У вас с Феанаро свои дрязги - ими и занимайтесь! Почему, почему мы - я и Турко - должны быть в ответе за ваши отношения?
Она сказала это громко - даже слишком громко. Ириссэ понадобилось нескольких секунд, чтобы вспыхнуть, столько же - чтобы перегореть и успокоиться. Она растерянно посмотрела на отца, затем - на возлюбленного, ожидая от него то ли поддержки, то ли, наоборот, неодобрения.
Где-то глубоко внутри Ириссэ чувствовала, что, если не перехватить инициативу в свои руки, феанарион и финвион могут наговорить друг другу много неприятных вещей, несмотря на то, что повод, по которому они собрались, приятный, хороший и торжественный. Но так ли стоило перехватывать эту инициативу?
Закралась мысль, что теперь отец точно не согласиться. Ириссэ знала, как он может стоять на своем, как порой упорствует, и уж если он решил не дать чему-то произойти, то он не давал.
Однако же это был не тот случай.
Любимый отец не сможет переубедить ее. Не сможет и заставить ее выбирать между ними двумя: Ириссэ любит обоих. Прикрыв глаза, нолдиэ оставалось надеяться, что ее вспышка негодования не сильно повлияет на результат их "переговоров".

+2

23

Молодые озадачились. Неудивительно, что слова о Совете непонятны. Ириссэ - по сути, сущее дитя,  а потому за нее так волнительно. Во взгляде Туркафинвэ мелькнуло что-то неприязненное. Можно представить себе, как на свадьбе гости с обеих сторон чураются друг друга... эльф подавил вздох.
- Разве вы сами не чувствуете беспокойства?
Всё это брожение... Нолофинвэ и не думал теперь уже о пятом ребёнке. А у детей кровь кипит, видимо.
Вслед за вопросом  феанариона, вспыхнула Ириссэ. Нолофинвэ смотрел на дочь спокойно, чуть мягко, пытаясь понять. Что это - тоже влияние её друзей? Он выслушал её и решил ответить сразу обоим, хотя говорил именно с дочерью.
- Вы не ответе за наши отношения, тем более, что дрязг с братом у меня нет, - несомненно. - Мне не нравятся, к чему Курофинвэ подталкивает нолдор, его планы... впрочем, сам брат может планировать что угодно, если бы только в это не вовлекался весь Тирион! И я беспокоюсь, что ты, Ириссэ, окажешься втянута в этот беспорядок, - он посмотрел в глаза Туркафинвэ и снова перевел взгляд на Ар-Фейниэль. - Про Совет я сказал от того, что еще надеюсь, что Нолдоран и наш отец способен восстановить покой и вразумить брата и тех, кто слушает его.
Посмотрел на Туркафинвэ:
- Верно. Я желаю своей дочери безмятежного счастья, а не чтобы она познала тяготы Оставленных земель, - пожал плечами, - ты успокоишь мое сердце, Туркафинвэ?

+1

24

И вот опять - Нолофинвэ ответил вопросом на вопрос.
Видит Эру, что сегодня Тьелкормо вошёл в этот дом без предубеждения по отношению к его хозяину, но теперь наблюдал, как любезный родич уходит от прямого ответа и отводит взгляд, и чувствовал острую досаду оттого, что вынужден искать одобрения у этого малодушного эльда. Напрасно он сдерживает свой гордый нрав ради Ириссэ и из должного уважения к её отцу, и в надежде, что тот хотя бы наберётся мужества и скажет, что думает лично он сам конкретно об их союзе. А не о чём угодно вокруг.

Ириссэ первая нарушила атмосферу сдержанной и деликатной вежливости. На её лице буквально вспыхнул яркий румянец и пламенная речь звучала так же горячо. Турко встретил её растерянный взгляд лёгкой улыбкой. Это едва ли не первый случай, когда она в порыве искренности чувств так сильно смущена собственным своенравием. Но, разумеется, Ноло увидит в этом только дурное влияние.
Его взгляд, обращённый на дочь, и тон голоса были образцом проявления отеческой заботы с той мудростью, с которой следует вразумить детей и объяснить, что им невдомёк.

Тьелкормо поднялся на ноги. Он улыбался, но взгляд стал колючим и жёстким.
- Лорд Нолофинвэ, вы в самом деле сказали очень много потому, что надеетесь, что я отступлю. Хоть вашими словами вы и не отказываете Ириссэ, но не даёте своё согласие мне.
Он подался вперёд, как будто пытаясь пристальнее вглядеться в глаза Нолофинвэ.
- Беспокоитесь о том, как неловко будет нам породниться? У меня для вас плохая новость, лорд. Мы все носим имя Финвэ. Куда уж более неловко?
Феанарион иронизировал, как обычно. Но теперь ирония его была злой, очень. Его разозлили слова об отце и то, каким тоном они были произнесены.
- Нет, страх перед свободой воли и выбора другого я не успокою. Видите, я не лгу и говорю прямо - это совсем не трудно.

[AVA]http://savepic.ru/6997693.jpg[/AVA]

+1

25

Наблюдая за отцом и Тьелкормо, Ириссэ крепко сжала подол платья, чтобы успокоиться. Ей было обидно: лучше бы отец сразу ответил резким отказом, лучше бы сразу выгнал Турко, чем... так.

Турко поднялся на ноги, а она засомневалась, стоит ли ей вставать. Но - всего на один удар сердца. Ириссэ тоже поднялась, и голос ее звучал твердо:
- Успокойтесь, прошу вас, оба. Турко, - она положила руку ему на плечо, - прав. И я поддерживаю его по меньшей мере в двух вещах, отец: я не вещь, чтобы он решал за меня; он не Эру, чтобы гарантировать мне безопасность.

Эллет покачал головой.
- Мне жаль, отец. Жаль, что мы пришли по такому светлому и радостному поводу, а он омрачился.
Ириссэ хотела сказать еще много чего, о том, что дело даже не в согласии на брак, о том, что они все настолько погрязли в ссорах, что забыли о том, что они члены одной большой семьи. Но она молчала. Ириссэ почувствовала, что это уже не даст никакого результата - так к чему стараться?

Она смотрела то на Турко, то на отца и ощущала разочарование. От разочарования становилось горько. Вся радость, вся торжественность в Ириссэ потухла. Захотелось просто взять и уйти, но она понимала, что это сочтут за ребячество. Негоже ей отступать перед трудностями.

Какая разница, чем теперь закончатся эти переговоры о браке? Все равно от неприятного ощущения никуда не деться. И вдруг в голове Ириссэ мелькнула неприятная мысль: а не этого ли добивался отец? Неужели он тоже из тех, кто так явно нагнетает вражду между домами? Она раньше никогда об этом не думала, но теперь это предположение показалось до горя возможным. Дева подняла грустные глаза на отца, а затем опустила их, рассматривая пол.

+2

26

Нолофинвэ смотрел на племянника - если тот был очевидно зол, то сам он то ли да, то ли нет. Чуть изогнул бровь - его намеки были хорошо различимы, и он бы ответил... но перед ним был только Тьелкормо, и нечего пререкаться с ним. Тем более при дочери.
- Мой вопрос был другим, - спокойно заметил Нолофинвэ, не трогаясь с места.
Его взгляд устремился к Арельдэ, ее расстраивать не хотелось. Дочь он искренне любил и желал ей счастья даже вопреки собственным желаниям... наверное. Может быть, это только его нежелание видеть ее мужем Туркафинвэ порождало эту уверенность, что брак принесет ей горе, горе, горе. Возможность примирения ветвей и успокоения Феанаро, кроме как высшей волей, не рассматривалась боле.
- Ты права: но в пределах Амана тебе не угрожает опасность, - чуть раздраженно отозвался Нолофинвэ, и все же постарался взять себя в руки. Указание ее было разумным.
Нолофинвэ помолчал, прежде чем сказать:
- Препятствовать любви я не стану и благословлю, скрепя сердце, - суховато, - а сердце предостерегает меня. И думается мне, что завтра многое определится. Мне жаль, что я не могу разделить вашей радости.
Действительно жаль.

0

27

[AVA]http://savepic.ru/6997693.jpg[/AVA]

Положив руку ему на плечо, Ириссэ как будто немного осадила Тьелкормо, и он отступился от Нолофинвэ, не на шаг, а просто подался назад. Поджав губы, он не скрывал своего недовольства и скверного настроения, но не рвался перебивать или доказывать что-либо ещё. Пожалуй, ситуацию усугубляло осознание того, что всё не только напрасно, но как-то по-дурацки напрасно и глупо. Ну, и естественно, главную глупость тут творит Нолофинвэ с этим пресным, невообразимо скучным, зато с таким умным! выражением на лице.
Да, наверное, это разочарование. Именно разочарование он уловил во взгляде и во всём облике Ириссэ, неуловимо изменившемся в течение всего разговора. Турко испытывал какое-то ребяческое желание стукнуть любезного дядюшку по голове, может быть, чем-нибудь тяжёлым. Очень может быть, что это даже помогло бы. Но давайте сделаем вид, что мы все тут серьёзные пафосные нолдор и отложим это до совета у короля. Или ещё какого торжественного случая.

- Мой вопрос... скорее, всё же просьба - тоже была другой, лорд Нолофинвэ, - с неприятной усмешкой заговорил Тьелкормо и добавил, уже вызывающе и гордо, вздёрнув подбородок:
- Но я не откажусь от вашего слова только лишь потому, что ответить прямо вы не решаетесь. Скрепите сердце и, быть может, что за судьбу своей дочери по моему поводу вы волнуетесь зря.

Коротко поклонившись Нолофинвэ - только для соблюдения формальной вежливости, Турко перехватил руку Ириссэ, с мягкой нежностью сжав её в ладони, и, улыбнувшись ей напоследок, вышел из кабинета, чтобы затем покинуть этот дом.

+1

28

Все было кончено. Так обидно и резко прервано, раздавлено, растоптано. Лодка светлых побуждений и чувств разбилась о чужое самолюбие и, возможно, даже страх.
Молчание было тягостным. Каждый словно укорял этим молчанием двух других участников разговора. С ним покончил Турко, говоря вызывающе и гордо - но по-другому он и не умел.
Руку Ириссэ кузен с плеча убрал и крепко сжал, и в этом прикосновении было больше, чем во всех словах, которые он мог бы ей сказать. Недвижимая на миг, она думала, что будет, если он сейчас уйдет, а она даже не скажет ему ничего. Посмотрев на отца пристально, Ириссэ выскочила на улицу.

- Постой! - воскликнула она, увидев, как Турко уходит. Ириссэ остановилась на крыльце. Что она ему скажет? Что она не согласна с решением отца и готова на все, лишь бы не расставаться с Тьелкормо и на день? Но разве он сам этого не знает?..
Еще не зная, что именно будет говорить, дева чувствовала, что не может дать ему уйти вот так. Сердце стучало бешено, и Ириссэ знала наверняка, что, даже если она забудет все слова, оно подскажет ей, что делать.

- Не уходи так, - уже чуть тише добавила нолофинвиэль. Ей казалось, что она должна была чувствовать себя виноватой за то, как поступил ее отец, что ей нужно просить прощения за его слова. А еще хотелось, очень хотелось, снова войти в этот дом, и чтобы Нолофинвэ выслушал их иначе и дал другой ответ. Но ничего уже было не вернуть, а значит, предстояло с этим жить. Как - еще неясно, а неясность пугает, но какой-то выход должен быть. Ведь не бывает же безвыходных ситуаций!

0

29

[AVA]http://savepic.ru/6997693.jpg[/AVA]

Турко только из комнаты вышел стремительно. Потом он замедлил шаг, надеясь, что Ириссэ ещё пойдет за ним следом. Уходить, так и не сказав ничего друг другу лично, казалось неправильным, невыносимым ровно настолько же, насколько нестерпимым было присутствие Нолофинвэ в зоне видимости и слышимости. Но выносить родича из его собственного же дома было бы... по меньшей мере нелогично, потом уже и невежливо. Поэтому-то Туркафинвэ и решил удалиться сам. Удивительно, что, как только он вышел за порог, на улицу, залитую мягким светом, стало намного легче дышать, так что обернулся он к Ириссэ, когда она его окликнула, привычно легко и беспечно улыбаясь. Он окинул её взглядом - она была расстроена и смущена, что было так на неё непохоже.
- Негоже вешать нос Белой Деве, - весело произнёс Турко, поднявшись обратно по ступеням и взяв Ириссэ за руку. - Вспомни про самую высокую и неприступную башню и про то прекрасное полотно, что ты вышьешь своею рукой - вот это испытания! А что до того, что твоему отцу я не по нраву - так я и не на нём женюсь!
Вот он откровенно смеялся, веселясь и иронизируя, и вдруг заговорил серьёзно:
- Пусть его, раз Нолофинвэ так важен совет короля, пусть он его получит. Всего лишь один день подождать - если это сделает его хоть немного менее несчастливым, то мы уж точно не станем несчастнее. Превратись высокая башня в многие лиги от гор на юге до пустыни на севере, а прекрасный узор из-под руки моей охотницы - в её решение наперекор быть может всем нашим родичам, сегодня я уже получил тот ответ, то обещание, что пронесу с собой через всё, что бы ни случилось, и сохраню в сердце.
Говоря так, он прижал к груди её руку, что держал в своих ладонях, и улыбнулся, заглядывая в глаза деве. Это его обещание ей - не покоя и безмятежности, но постоянства.

+1

30

Свежий воздух освежил разум Ириссэ. Или это слова Турко вернули деву к жизни? В ответ на его слова она могла только улыбаться: говорить не хотелось. И действительно, что меняет отказ отца? Ведь это даже не отказ, это всего лишь просьба подождать. Что им стоит подождать? Да, по сути, ничего!

Когда Турко прижал ее руку к груди, Ириссэ приподнялась на носочки и коснулась губами его лба. Он говорил правильные вещи, а больше ничего не имело значения. Она готова пойти на все, чтобы выполнить задуманное. И ни день, ни два, ни года не станут для нее препятствиями. Пусть их разлучат горы, ледяные пустыни, леса и выжженные степи - они смогут пройти через все. Ириссэ не нужны были никакие клятвы, никакие обещания и уверения в верности. Все, что она хотела услышать, все, что могла, - она уже услышала. И запомнила.

Стоять так было хорошо и легко. Птицы пели друг другу рулады, о любви да и, возможно, не только. Воздух был наполнен прохладой, слабый ветерок гулял по двору. Отсюда не хотелось уходить. Ириссэ могли бы звать тысячи голосов - но она не сделала бы и шагу. Ей хотелось задержать это мгновение между прошлым и неизведанным будущем, которое могло таить в себе столько неожиданностей и неприятных перипетий судьбы.

0


Вы здесь » Средиземье: Все эпохи мира » Чёрная книга Арды » 1490 ЭД. Женюсь - какие могут быть игрушки? [завершён]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC